ГАУ МО -Домодедовское информационное агентство Московской области- | Общественно-политическое сетевое СМИ Московской области в городском округе Домодедово

Яндекс.Погода

пятница, 18 августа

ясно+28 °C

Онлайн трансляция

Время действий в эпоху перемен: история Домодедовского района в 1980-е-1990-е

29 авг. 2016 г., 13:57

Просмотры: 287


Мы расскажем о конкретном периоде жизни Домодедовского района, ныне округа Домодедово. Целесообразнее всего это делать, привлекая к диалогу участников давних событий, желательно знающих историю не понаслышке. Наш собеседник – Анатолий Адамович Баяк, почетный гражданин города Домодедово, ныне председатель Совета ветеранов округа.

Баяк был первым секретарем горкома КПСС, то есть фактическим руководителем района, с 1982 по 1990 год. Кто помнит те годы, тот знает этот период как время перемен. Весной 1982 года А.А. Баяк возглавляет район, осенью генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И. Брежнев уходит из жизни.

После относительно стабильной обстановки в эпоху руководства Советским Союзом генсеком Л.И. Брежневым в течение восемнадцати лет началась вихревая кадровая чехарда. Смена генсеков, перестройка, гласность, борьба с пьянством, какие-то судорожно-несбыточные планы.

А.А. Баяк без энтузиазма отнесся к разговору о высших эшелонах власти тех лет, заметив, что в районе было много своих лихих сюжетов и силы уходили на решение местных проблем. В его жизни хозяйствование стояло на первом месте, а политика где-то там, на восьмом – десятом. Весь трудовой путь Баяка состоялся и в буквальном и в переносном смысле на земле: выпускник сельскохозяйственной Тимирязевской академии, заместитель директора учебного центра «Михайловское» той же академии в Подольском районе, директор хозяйства «Путь Ильича». Потом его избрали секретарем подольского горкома, где он курировал сельское хозяйство, далее работал председателем подольского райисполкома, пока не призвали на домодедовскую землю...

Но пора дать слово самому участнику тех событий.

– Анатолий Адамович, тогда часто практиковалось назначение руководителей из других районов. Как вас приняли в Домодедово?
– Шестого апреля 1982 года я впервые встретился с активом Домодедовского района. Представлял меня первый секретарь Московского областного комитета партии Василий Иванович Конотоп. Он пользовался в области непререкаемым авторитетом, ему верили, и меня утвердили сразу. Ну а дальше все зависело от собственного поведения. Забегая вперед, скажу: я встретил много замечательных людей, которые помогали мне очень эффективно.

– А правду ли говорят, что вы бывали на полях и на фермах в шесть утра?
– Бывал и раньше шести, и за полночь, особенно когда посевная, уборочная, заготовка кормов, но не только по вопросам сельского хозяйства. И другие сферы жизни района требовали присутствия в любое время суток. Да и сейчас не особо люблю дома сидеть, лучше быть среди людей, помогать им.

– Человеку со стороны во многом видней положение дел на местах. Что вы увидели в первые месяцы в районе?
– Надо учитывать, что Домодедовский район – самый молодой в области, он был организован только в 1969 году. За десять с небольшим лет было многое сделано, но еще больше предстояло сделать. Городская инфраструктура была не развита, службы ютились по переоборудованным квартирам и подвалам. Не хватало помещений, магазинов, котельных...

Самое больное – в городе вода подавалась по графику. Что это такое? Сам по себе график приносит неудобства. А когда после перерыва воду дадут, она часами идет ржавая, трубы очень быстро окисляются. Истинное испытание – бесконечные звонки, звонки, особенно в пятницу. Да не в дежурную диспетчерскую, ее просто не существовало. Звонили в исполком, в горком. А нас насчитывалось всего 19 работников в горкоме партии. Очень тяжело было общаться с разгневанными жителями: малые дети, в туалет не сходить...

Но была проблема куда как серьезнее, но населению мало видимая. Не все котельные имели резервные емкости для воды, чтобы обеспечить непрерывный цикл. Город был обеспечен теплом примерно на 70 процентов. Временами, особенно ночами, весь жилой фонд сидел без воды, мы обеспечивали водой котельные. Дежурили по городу, проверяли. В начале восьмидесятых от села Ям строили 6-й водозаборный узел. Предприятия города, если к ним обращались я или председатели горисполкома Цибизов и Зерков за помощью, откликались немедленно, выделяли технику, людей, все понимали важность общего водовода. В 1984 году вода по новому узлу поступила. Город вздохнул спокойней. Можно было строить новые котельные, чем мы тоже занялись.

– Старожилы вспоминают еще одну проблему – Каширское шоссе. Оно было загружено плотнее сегодняшних дней.
– Я в ту пору называл шоссе так: «железный поток». Все усиливающаяся лавина автомобилей, и производственных, и частных, ломилась по шоссе через город. Аварии, несчастные случаи... Трассы «Дон» не было, объездного участка тоже. Что делать? Я напросился на прием к министру транспортного строительства СССР Брежневу Владимиру Аркадьевичу, да-да, родственнику генерального секретаря ЦК КПСС, по вопросу строительства объездной дороги. Он внимательно выслушал, посочувствовал, но ответил, что помочь мало чем может, объемы работ не утверждены, а в плановой экономике все осуществляется по расписанным статьям.

Но в итоге министр помог. Пришлось изобрести мудреную схему. У нас в районе существовало предприятие «СУ-862», оно строило аэропорты, взлетно-посадочные полосы, просто дороги здесь и по многим регионам. Именно в то время по каким- то причинам СУ-862 не могло осваивать объемы в другом месте, почти простаивало. Мы прикинули: а если выйти с инициативой обеспечить предприятие работой в другом месте? Да не где-то там, а конкретно на объездной дороге около Домодедово? Обосновали. Передали бумаги министру Брежневу, и он дал команду переориентировать строителей на Домодедово, хотя мог бы принять любое другое решение без всяких объяснений. Спасибо этому человеку, что не забыл про наши трудности. После ввода в строй дороги город Домодедово снова вздохнул свободней.



– Анатолий Адамович, вопрос по самой близкой вам сфере – сельскому хозяйству. Оно в районе в начале восьмидесятых было не ахти. Госплемзаводы «Заря коммунизма» и «Константиново» еще держали марку, остальные семь хозяйств существовали ни шатко, ни валко. Это сейчас бывшие отсталые хозяйства знамениты на всю страну. Когда наметился перелом?
– В районе была пестрая картина: сеяли невпопад, нужных культур мало, малополезных много, урожайность низкая, кормов для животноводства не хватало. Меня в обкоме с самого начала эдак журили: что это мы в сельском хозяйстве от всех соседей отстаем? А когда я пришел с планом реорганизации, попеняли: мол, революцию хочу устроить, не надо резких движений. Но убедил. Моя специализация еще с вуза – экономика и организация управления.

Помню, собрал я экономистов хозяйств, не директоров даже, и попросил объяснить, почему мы не можем достичь надоя от коровы в среднем 4000 килограммов, тогда был надой чуть больше трех с половиной тысяч. Многие высказали дельные предложения. Задумал я также закрыть убыточную межхозяйственную ферму по выращиванию нетелей под названием «Дружба», хотя по жалобам даже инструктор из ЦК КПСС приезжал меня урезонивать, но своего я добился.

Критиковали за все нещадно. Хотели нового директора совхоза «Барыбино», слабого тогда хозяйства, Давида Михайловича Гулько с работы снять и из партии исключить, забыв, что Гулько был беспартийным. Вот такой казус. Но я уже успел понять, что Гулько хозяйство вытянет. Ему надо было немного помочь. Жизнь показала – со временем под бессменным руководством Давида Михайловича «Барыбино» стало и остается до сих пор одним из лучших производств во всей России.

Мы стали вести постоянную кропотливую и системную работу по исправлению структуры посевных площадей, ликвидации вреднейшего для природы гидросмыва навоза на фермах, а главное, стали плотно работать с кадрами, привлекать, учить. Уже скоро достигли надоев от коровы 4000 килограммов. Через несколько лет преодолели пятитысячный рубеж. Нас серьезно проверяли – не занимаемся ли приписками.

– То есть именно восьмидесятые годы стали фундаментом для роста сельского хозяйства района? Ведь последние 23 года округ удерживает по нему лидерство в Подмосковье.
– Формулировка насчет фундамента в принципе верная. Но и в другие периоды истории приходилось и фундамент, и стены держать буквально руками, чтобы все здание не развалилось. В 1993 году, в то время я был заместителем главы района, сельскому хозяйству России был нанесен колоссальной силы удар, от которого оно до сих пор не оправилось. Одним махом были отменены государственные дотации на минеральные удобрения, горюче-смазочные материалы, на семена, на другие составляющие: мол, рынок у нас, он все отрегулирует сам... Пришло время сеять, а заправлять машины и трактора нечем, семена купить не на что. Совхозы и колхозы по всей стране, и Подмосковье не исключение, ликвидировались тысячами, поля стали зарастать чертополохом, скот, даже молочный, отправили на забой, фермы опустели. И сейчас можно видеть эти заброшенные здания и заросшие поля как памятники вопиюще глупым решениям горе-реформаторов.

Но как мы поступили в районе? Собрались причастные специалисты тогда у председателя горисполкома Леонида Павловича Ковалевского и стали думать. Скрепя сердце приняли тяжелое решение – помочь сельскому хозяйству за счет средств из бюджета района. Это было непросто. Бюджет не рассчитан на такого рода траты: отдашь деньги на стороннее дело, значит, пострадают другие отрасли. Да еще и накажут за нецелевое расходование денег. Но жизнь заставляет делать более важный выбор. Убедили депутатов районного Совета, они проголосовали за перенаправление финансов.

Это и спасло хозяйства. Мало кто последовал нашему примеру, остальные серьезно поплатились. Когда мы говорим, что сельское хозяйство округа удерживает лидерство в области более двадцати лет, то это благодаря замечательным кадрам, современным подходам, но также грамотным управленческим решениям руководства района в середине девяностых годов. Без них не было бы сегодняшних успехов.

Интервью вел Михаил Панферов,
фото автора

Панферов Михаил Иванович