Домодедово

Яндекс.Погода

вторник, 17 июля

ясно+26 °C

Онлайн трансляция

Людмила Матвеева: о комсомольской молодости, замечательных людях и памятных делах в Домодедово

10 марта 2017 г., 12:39

Просмотры: 1105


В рамках проекта «70 лет Домодедово» мы продолжаем рассказ о людях, стоявших у истоков Домодедовского района. Бывшая заведующая отелом организационно-партийной работы Домодедовского горкома партии Людмила Михайловна Матвеева – одна из них



ДОМОДЕДОВО, 10 марта 2017, ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ
«Собрания у нас начинались комсомольскими песнями. Ими же и заканчивались»
– Самым боевым комсомол был в 50–60-е годы, – вспоминает Людмила Михайловна. – Мы в комсомоле не жили – горели. Одно мероприятие следовало за другим. Встречи, концерты, собрания, выступления агитбригад. Здесь, в комсомоле, была настоящая дружба, часто случалась любовь. Все собрания у нас начинались и заканчивались патриотическими комсомольскими песнями. А я очень любила танцевать. Все модные шлягеры того времени – бальный падеграс, краковяк, «Девочка Надя» – я могла танцевать часами напролет…

Ее страсть к танцам отметила даже Валентина Терешкова, с которой Людмила Михайловна встретилась в Германии, где работала инструктором политотдела 3-й ударной мотострелковой армии.

Покорение космоса

«Величайшая женщина ХХ столетия» – этот титул присвоила Валентине Терешковой британская Ежегодная ассамблея женщин. Говорят, многие дамы из общества до сих пор просят своих парикмахеров сделать прическу «как у Терешковой». Недавно, 6 марта, первая в мире женщина-космонавт отпраздновала свой юбилей.




Там же, в Германии, на одном из собраний знаменитая на весь мир женщина-космонавт была восхищена мастерством и артистизмом исполнения танцев молодым инструктором. «Как вы хорошо танцуете!» – не могла она скрыть своего восхищения. «А вы хорошо летаете!» – парировала комплимент Людмила Михайловна. «Летать легче, чем танцевать», – с легкой грустью и некоторым сожалением вздохнула Валентина Владимировна.

Прямая речь. Анна Тихомирова, психолог

– Комсомольцы 60-х годов – это особое поколение. Это дети войны. У них было тяжелое и голодное фронтовое детство. У многих отцы не вернулись с войны. И это стало самой большой трагедией в их жизни. А самый радостный праздник – День Победы. Для них это был праздник не только со слезами на глазах, но и праздник надежды. Надежды на прекрасную жизнь. Они, как никто другой, могли радоваться жизни. Они радовались уже тому, что остались живы. И у них было четкое понимание: чтобы жизнь была прекрасной, надо очень сильно постараться. Но они были готовы это делать. И делали опять же с радостью. Отсюда у поколения детей войны необыкновенный духовный подъем и эксклюзивная энергетика. А комсомол был той самой площадкой, где можно было максимально самовыразиться. Этим и объясняется поведение комсомольцев 60-х годов.

– Драгоценное было время, – вспоминает Людмила Михайловна. – Жалко, что сейчас такого комсомола нет. Современная молодежь, проводящая полжизни за компьютером, обедняет себя. Мне их даже жалко немножко. Такая прекрасная и неповторимая жизнь проходит мимо. Никакой компьютер не заменит прелести человеческого общения. Никакой Ютьюб не заменит эмоций, которые ты получаешь в вихре танца с партнером. И лучше самим делать новости – пусть даже регионального уровня, чем читать о них в интернете…

До сих пор она с благодарностью вспоминает своего наставника – первого секретаря Ногинского горкома партии Марию Щетинину. Мария Павловна была настоящим руководителем, героем своего времени. С шести часов утра с четырехлетней дочкой на руках она уже объезжала все стройки и совхозы Ногинского района. Ее знал весь район. Она не боялась браться за самые тяжелые дела и всегда сдвигала их с мертвой точки. При всем при этом она оставалась живым человеком, великолепным рассказчиком, душой любой компании. Она умела и работать, и веселиться. Эти люди, заряженные великой идеей, жили в каком-то вихре событий и эмоций. Они словно летели к звездам. Как летела к ним в свое время легендарная «Чайка» – Валентина Терешкова.

С ней второй раз судьба свела Людмилу Михайловну в 80-х годах, когда она работала в Комитете советских женщин референтом. Жалобы в комитет стекались со всей России. Почему-то особенно много было их из Сибири. И всем Валентина Владимировна старалась помочь. Поэтому работы у Терешковой и Матвеевой было невпроворот.

Гений мысли и человечности
Довелось поработать Людмиле Михайловне в Верховном Совете СССР, где она трудилась инструктором партийной организации коммунистов-депутатов. И собирала партийные взносы, в том числе, с тех, кто впоследствии навсегда вошел в историю России. Среди них – председатель Совета Союза Евгений Примаков, председатель Совета национальностей Рафик Нишанов, а также «великий реформатор всех времен и народов» Собчак.
– У всех у них в партбилете стоит моя подпись, – с некоторой гордостью говорит Людмила Михайловна.

Люди это были разные, и многие из них не только «колебались вместе с линией партии», но и в сложившейся тогда непростой и невыигрышной для компартии ситуации бойко покинули «тонущий корабль». И память о себе тоже оставили неоднозначную. Людмила Михайловна до сих пор хранит заявление о приеме в партию Анатолия Собчака, в котором тот черным по белому торжественно клянется, что «до конца своих дней будет настоящим коммунистом и за коммунистическую идею готов без секунды сомнений и колебаний жизнь свою отдать».



Во время работы в Верховном Совете она часто пересекалась по службе с Евгением Примаковым, который возглавлял тогда Совет Союза. По словам Людмилы Михайловны, он был гением – и как человек, и как руководитель. Она лично слышала, как Путин в свое время сказал о Примакове: «Нет в мире такого руководителя, который смог бы спасти Россию от грозящего ей в 1997 году дефолта. Примаков смог». Но работа в Верховном Совете Евгению Максимовичу не нравилась. «Я – человек дела, и в президиуме целыми днями сидеть не могу! – говорил он ей. Знаменитую «петлю Примакова», прославившую его на весь мир и вошедшую в анналы мировой дипломатии, она считает «мужественным поступком настоящего гражданина, который вернул стране национальную гордость».

Воздушно-политический кульбит

Председатель правительства России Евгений Примаков летел на переговоры в Вашингтон, когда американцы начали бомбить Белград. Евгений Максимович прямо в воздухе развернул лайнер (что и по сей день категорически запрещено всеми инструкциями по вождению воздушного судна), и самолет полетел обратно в Россию. «Я горжусь, что был причастен, пусть и в микроскопической степени, к знаменитому развороту над Атлантикой, – считает бывший посол России в Америке Юрий Ушаков. – Поначалу это решение казалось неожиданным и дерзким, а потом оказалось историческим».

Когда юная комсомолка заходила к Примакову в кабинет для сбора партвзносов, Евгений Максимович, несмотря на огромную занятость, уделял ей особое внимание. По мнению молодого инструктора, это был человек не только выдающегося ума, но и необыкновенной души.
– Когда я вспоминаю о Примакове – о том, какой это был человек, гражданин и политик, у меня слезы на глаза наворачиваются, – продолжает разговор Людмила Михайловна.
 
Мнение первого лица

Президент России Владимир Путин, приехавший на похороны Евгения Примакова, отметил: «В эти тяжелые минуты мы еще больше осознаем весь масштаб личности Евгения Максимовича и уже с высоты прожитой им жизни понимаем колоссальную ценность его опыта, мудрости, интеллекта, нравственных устоев и безупречного профессионализма. Он добивался максимальных результатов на всех постах, где бы ни работал».

О последней, самой драматичной сессии Верховного Совета, состоявшейся в сентябре 1991 года, она до сих пор не может вспоминать без душевной боли.
– На депутатов было жалко смотреть, – говорит она. – Страна разваливалась на наших глазах, а мы ничего не могли сделать. Горбачев был в каком-то анабиозе. Ельцин безумствовал, обещая всех нас пересажать. Восемнадцать миллионов коммунистов в июле 1991 года ждали, что перед ними выступит наконец Горбачев и скажет, что делать, как быть, на что надеяться…

В электричках, на которых Людмила Матвеева каждый день добиралась до работы, только об этом и говорили. Ожидание стало мучительно невыносимым. Не выдержав нервного напряжения, инструктор по своей инициативе обратилась к Примакову: «Евгений Максимович, скажите Горбачеву, пусть он выступит перед коммунистами!». «Поздно…» – грустно ответил Примаков.

Эпоха молодости нашей
На счету Людмилы Михайловны – масса памятных дел. Аллея перед зданием администрации в Домодедово тоже появилась благодаря ее инициативе. До этого площадь перед администрацией имела совершенно иной вид – скучный и казенный. В один прекрасный день Людмила Матвеева окинула взглядом пейзаж – и ей в голову пришла великолепная идея. Она тут же поделилась ею со старшими товарищами. Идея была горячо одобрена. И в предельно сжатые сроки перед зданием администрации выстроилась аллея голубых елей, которые радуют глаз проходящих мимо домодедовцев и по сей день.



Сама завотделом организационно-партийной работы считает, что у нее накоплен уникальный опыт работы с людьми, которого катастрофически не хватает современным руководителям. Это и объяснимо: у современных менеджеров зачастую только доллары в глазах прыгают, а человеческие судьбы и проблемы отражаются в них в последнюю очередь. Поэтому и процветает на современных предприятиях кадровая чехарда.

Рецепт Матвеевой прост: надо больше разговаривать с людьми по душам. В процессе таких разговоров она в свое время спасла от неминуемых партийных взысканий, чреватых обрушением карьеры и труднопредсказуемыми потрясениями для всего производства, многих ответственных руководителей в районе. На одного из них жалобы вообще долгое время сыпались как из ведра. Начинались послания одинаково: «Священным своим долгом считаю уведомить вас…». Заканчивались тоже одинаково – подписью «Доброжелатель». Дело было поручено Матвеевой. Разобрались. Карьера блистательного управленца была спасена. Он еще много лет возглавлял производство. «Доброжелатель с обостренным чувством гражданского долга» исчез навсегда в сиреневом тумане неизвестности.

«Комсомол зарядил, партия закалила – пойте и пляшите!»
Люди той формации, к которой принадлежит Людмила Михайловна, да еще с комсомольской закалкой, не могут сидеть без дела. Всю свою жизнь они мчатся в вихре дел и событий. Это совершенно особая каста. Это люди, которые не присутствуют на событиях и не фиксируют их, а создают. Но и отдыхают от всей души. И сейчас, когда встречаются комсомольцы 60-х, они полушутя-полусерьезно говорят друг другу: «Комсомол зарядил, партия закалила – пойте и пляшите!..» И поют, и пляшут, и вспоминают былое. Тем более что каждому есть что вспомнить.

…Хотел бы я так прожить свою жизнь.

Игорь Моисеев,
Фото автора

Игорь Николаевич МОИСЕЕВ