Актриса Юлия Сулес дала интервью газете «Домодедовские вести»

27 июля 2016 г., 18:00

Просмотры: 2364


«Тихий Дон», «Горько!», «Наша Russia», «О чем говорят мужчины», «Самый лучший день»… Все эти фильмы, сериалы, телепроекты объединяет огромное зрительское признание и актриса Юлия Сулес. Она согласилась дать развёрнутое интервью газете «Домодедовские вести».

Юлия абсолютно не меняется с годами. Всегда веселая, бесконечно добрая, открытая, невероятно талантливая и абсолютно естественная. Без актерской фальши, никогда не наигрывая и не заигрываясь в «звезду». Поразительного обаяния и искренности актриса рассказала «Домодедовским вестям» о том, почему не смотрит телевизор, зачем сажает картошку, по какой причине раньше говорила басом и как подмосковный город может стать трамплином к мечте.

– Все мое детство и юность прошли в подмосковном Чехове. Мой папа после смерти родителей попал в Воскресенский детский дом для детей высшего командного состава. Потом окончил МЭИ, по распределению приехал в Чехов, встретил мою маму, там и осел. У меня замечательная семья.

Во многом именно семья помогла Юлии стать актрисой, несмотря на полное неприятие выбора профессии и постоянные разговоры: «Зачем тебе это надо?». Такой вот парадокс.

– Родители не понимали, что это за профессия. Запрещать мне ничего не запрещали, но постоянно предостерегали. Мама говорила: «Там один блат, давай иди работать на завод, ничего у тебя не выйдет, куда ты лезешь». Для меня это было болезненно, добавляло комплексов. Но при этом тяга стать актрисой была непреодолима.

Сулес оказалась выше страхов, выше комплексов. Стала пробиваться к мечте с упор­ ством, достойным оды, как трава, ломающая асфальт.

– Я всегда знала, что буду актрисой. С раннего детства любила телепередачи, обожала кино, все время влюблялась в артистов. Помню, полюбила Андрея Миронова и стала писать ему письма. Напишу и опускаю в телевизор сзади. Это все, на что была способна моя фантазия. Думала, если предмет моего обожания был в телевизоре, соответственно, туда и надо отправлять послания.


Юлия Сулес в школьные годы


В начальных классах школы № 8 г. Чехова у меня была замечательная учительница Ангелина Викторовна, которая сделала в нашем классе кукольный театр. Позже нас культурно развивала классный руководитель Надежда Дмитриевна. Мы были хоть и чеховскими, но весьма продвинутыми школьниками, постоянно ездили в Москву в театры, на выставки.

Из уборщицы в администраторы
В старших классах Юлия Сулес тратила по шесть часов на дорогу, чтобы заниматься в театральной студии при Московском драматическом театре имени М.Н. Ермоловой.


– Мне надо было приехать в Царицыно, проехать всю Москву до «Войковской», сесть в автобус, это еще 20 минут, чтобы добраться до студии – народного театра.


Юлия не боялась расстояний, но боялась поступления в театральный вуз.

– После школы я сразу не пошла поступать, и, возможно, это моя ошибка. Но иначе тогда было невозможно. На меня нападала паника, у меня кровь носом шла от напряжения и страха. Поэтому я не стала учиться, а устроилась уборщицей в Театр киноактера. Просто так пришла с улицы и сделала за полтора года головокружительную карьеру от уборщицы до гастрольного кассира. Правда, я все время теряла деньги. У меня был такой специальный мешок с деньгами – так вот я оставляла его где-­то, а потом все бегали и искали. Плюс недостача все время. После кассира меня повысили до старшего администратора. Потом я работала в Театре Романа Виктюка. Там моя карьера тоже претерпевала взлеты и падения. Однажды меня даже опять разжаловали до уборщицы.

Быть актрисой означает всегда быть готовым представить себя в предлагаемых обстоятельствах. Сулес могла представить себя где угодно, но больше всего хотелось в театр, а еще лучше в кино. И она все же решилась поступать.


– Я в 22 года была уже такая тетенька, а театральные любят принимать молодых совсем девочек. Моя подруга, актриса Екатерина Карпушина, буквально водила меня за руку по приемным комиссиям, но меня никуда не брали, хотя и не отрицали моих способ­ ностей. Так я оказалась в первой нашей частной театральной школе – Московском актерско­педагогическом колледже под управлением А.В. Гребенкина. Я была человеком опытным, насмотренным, много в профессии уже понимала. Немаловажно, что сначала театр для меня предстал с изнаночной стороны. Иллюзий по поводу профессии я не испытывала, потому что еще в Театре киноактера видела звезд нашего кино, оказавшихся в забвении. Но училась все равно с лучшими надеждами и без конца бегала на «Мосфильм», носила фотографии, снималась в массовке, в эпизодах, потому что в театр нас, выпускников частной школы, брать остерегались.


Стадник и Сулес
Надежды, конечно, сбылись. Но очень не скоро. Путь Сулес на большой экран оказался не мучительным, но долгим. Во многом ей не повезло со временем. В 90­е почти не снималось хорошее кино. Точнее, вообще кино не выпускалось, если только фильм, два, максимум три.

– Когда я вместе с Альбертом Филозовым снималась в короткометражке Марины Любаковой «Неживой зверь», «Мосфильм» стоял абсолютно пустой, ветер гулял. Работы не было ни для кого. Поэтому, когда мне предложили пойти работать в Русский духовный театр «Глас», я сразу же согласилась. Я очень благодарна руководителям театра Никите Астахову и Татьяне Белевич, что дали мне возможность работать, отогрели, приняли, задействовали в хороших ролях. Знаете, как важно такое отношение после того, когда тебя отовсюду пинают. Для многих кажется странным сочетание слов «духовный» и «театр». Но в «Гласе» действительно очень добродушные, прекрасные люди, которые работают без склок, интриг и злобы.

Примерно в это же самое время с самыми лучшими чувствами за Юлей Стадник ухаживал однокурсник Евгений Сулес. Точнее, он все три года учебы не обращал на Юлю никакого внимания, а потом вдруг обратил самое пристальное.

– Замуж я не собиралась, Женя еще был и моложе меня на пять лет, но он очень красиво ухаживал и в итоге добился своего. Подкупил меня своей настойчивостью, признаниями, письмами, которые мы храним до сих пор. Он ведь еще и писатель, умеет красиво говорить, а это любят все женщины. В следующем году будет уже 20 лет как мы вместе. Свадьбы у нас как таковой не было, мы просто расписались и поехали с друзьями в Великий Новгород.

В бытовом отношении нам было комфортно, мы не мыкались по углам, у нас было жилье. Муж много лет делал как автор и ведущий программу «Шедевры старого кино» на телеканале «Культура», четыре года назад вышла в свет его первая книга «Сто грамм мечты». Я не перестала быть его музой.

Тетя Нашараша
Когда у Юлии Сулес родилась дочь Варвара, она даже подумать не могла, что рождение ребенка станет и ее вторым рождением как актрисы.

– Я два года кормила Варю грудью, сидела дома, не работала, сильно поправилась, обрела нынешнюю фактуру. Знакомая, ассистент режиссера по актерам, рассказала мне, что собираются снимать какие­то смешные истории, пригласила меня на пробы. Я сразу очень понравилась создателям «Нашей Russia» Семену Слепакову и Артуру Джанибекяну. Изначально я играла несколько ролей: повара в Иваново, тетю Клаву на заводе, позже за мной закрепили «жену телезрителя» и дописали мне роль.



С Сергеем Светлаковым в «Нашей Russia» Сулес сначала боялась сниматься

Мы не понимали, что это будет «Наша Russia», говорили, что снимаются анекдоты про мужчин России. В первый съемочный день я захожу в павильон и вижу мужика в трусах (Сергея Светлакова – прим. ред.), с седой грудью, со всклокоченной головой, который несет нецензурщину. Я схватилась за голову – может, мне бежать, это, наверное, для подпольного кабельного телеканала снимают. А потом думаю: как же я подведу людей?

После «Нашей Russia» актрису Юлию Сулес начали узнавать на улицах.

– Неожиданно для всех «Наша Russia» обрела бешеную популярность. Как­то мы стояли с подругой у метро «Белорусская». Поодаль от нас на асфальте сидели бомжеватого вида люди, и среди них был парень, который, шатаясь, поднялся и пошел на нас. У меня создалось впечатление, что он вот­вот упадет. Но он выстоял, приблизился, улыбнулся, показал на меня пальцем и сказал: «Нашараша». Ладно у нас, а заграницей… Мы прилетели в Таиланд, сидим на пустынном пляже, людей вообще вокруг нет, только где­то вдалеке бегает ребенок. Когда он добежал до нас, то первое, что сказал: «Тетенька Нашараша! Тетенька Нашараша!».

Белые лосины
Несмотря на постоянную профессиональную занятость, больших ролей Юлии Сулес не предлагали. Она всегда играла очень маленькие роли, как в фильме Веры Сторожевой «Небо. Самолет. Девушка». И очень постепенно «доросла» до ролей более заметного масштаба, таких как в картине «Здрастьте, приехали!» Виталия Шепелева или сериале «Восьмидесятые». Доросла в прямом и переносном смысле. Дополнительные объемы стали для Сулес пропуском в большое кино. Предлагая роль, у нее теперь начали спрашивать: «Ой, а вы не похудели случайно?». В обычной жизни лишний вес Юлии часто мешает, но экранная востребованность не дает поводов для диет.
 – Когда меня Жора Крыжовников позвал в «Горько!», я согласилась сразу, хотя проб было очень много. Нас на пробах сразу снимали на живую камеру, пригласили партнеров, надо было разыграть сцену знакомства. По каким критериям они выбирали, я не знаю, но меня утвердили. С разницей в год два мая подряд мы снимали в Геленджике. Оба фильма в напряженном режиме за 23 смены. На второе «Горько!» мы приехали уже такой семьей, дружной, веселой. Это был тот случай, когда сложились все карты – собралась команда самых­самых профессионалов и просто хороших людей.


Кадр из фильма «Горько! 2»

Зрителям в «Горько!» Сулес сразу вспоминается в красной кофте в белый горох, и я спрашиваю, есть ли у нее право забирать костюмы после съемок себе. Иногда она их действительно оставляет, но на «Горько!» такой возможности не было. Зато на съемках «Горько!» была особенная часть костюма – белые лосины.

– Белые лосины были в единственном экземпляре, и я их очень берегла, что даже запечатлелось в фильме. Мы снимали сцену, когда приезжают полицейские, стрельба начинается, а камера живая, и ты не понимаешь, кого она в данный момент снимает. Я тоже не знала, что оператор рядом находится. Надо было срочно падать, а я думаю, как же лосины. Увидела, что на лежак брошена подстилка, схватила ее и упала сверху. Это вошло в фильм. Получилось очень смешно, как будто специально, а я всего лишь спасала костюм.


Капризный ребенок, говорящий басом
Единственное, о чем жалеет Юлия Сулес в связи с фильмом «Горько!», что ее папа так и не успел увидеть дочь в этом кино.

– Папа уже лежал в больнице и всем, кто его навещал, говорил: «Идите в кино на «Горько!». А сам так и не смог. Он был и остается для меня удивительным человеком, примером чести, трудолюбия, мужества. Я была очень тяжелым, капризным ребенком. Все время орала и от постоянного крика разговаривала басом. Родители со мной маленькой сильно намучились, настолько я была вредная и неуправляемая. Приходит папа с работы, бабушка ему меня ругает, а он только улыбается, обнимает меня: «Что ж ты, дочка, что ж ты, Люлек». Папа всю жизнь работал инженером, занимался атомной арматурой. Когда случилось ЧП в Чернобыле, поехал туда сам, хотя у него была возможность отправить кого­то вместо себя. Потом он ездил в Чернобыль на протяжении пяти лет. Несмотря на эту опасную работу, Бог дал ему дожить до 78 лет. Он был настоящим русским богатырем, человеком безумной доброты и порядочности.

Именно ради его здоровья мама Юлии Сулес когда­то завела хозяйство – коз, кроликов, кур, распахала огород. Теперь Юля – не важно, съемки или нет, – каждый год сажает картошку. Как говорит Юля, грех жаловаться. Тем более что не только картошка цветет, но и карьера.

Джекпот
– Съемки в «Тихом Доне» и работа с Сергеем Урсуляком стали для меня большим подарком судьбы. Я долго не могла приехать на пробы, у меня умирал папа, мне звонили, я понимала, что все это невозможно. Но меня дождались. Сергей Владимирович встретил меня с распростертыми объятиями, наговорил много добрых слов, я стояла и думала: может, ущипнуть себя. Когда такой мастер зовет тебя в свой фильм с таким звездным и бесподобным составом актеров, спрашивает: «Согласишься ли ты?», о подобном можно только мечтать. Участвовать в «Тихом Доне» для меня было настоящее счастье.



Фактура Сулес в «Тихом Доне» очень подходила под образ казачек


Дочка Юлии Сулес первый раз смотрела, как мама снимается, именно на «Тихом Доне». Для Вари это был один сплошной праздник, несмотря на то что по сценарию мама даже тонула. В доме Сулес не смотрят телевизор уже шесть лет. Совместное семейное решение. Исключение – фильмы и сериалы по рекомендации, на которые ей всегда не хватает времени. Сулес снимается в кино, Сулес играет в антрепризе уморительную комедию «Джекпот», Сулес недавно вернулась из Тбилиси, где принимала участие в Международной киношколе «Содружество». Она уже забыла, как когда­то играла третий куст в седьмом ряду и сидела во­ обще без работы. Она смогла до­ казать себе и миру, что никогда не надо оставлять своей мечты. Юлия Сулес – настоящая народная артистка: не по званию, по зрительской любви.





Народная артистка Сулес, которая на днях мимо Домодедово поедет выкапывать раннюю картошку в Чехов и которая передает всем читателям «Домодедовских вестей» свои добрые пожелания.


Инна Харитонова
Фото Игоря Харитонова и
из архива Юлии Сулес

Обсудить тему

Введите символы с картинки*