Домодедово

Яндекс.Погода

понедельник, 17 декабря

облачно с прояснениями-15 °C

Онлайн трансляция

Олег Штром: «Зрителю не прикажешь...»

09 февр. 2016 г., 14:56

Просмотры: 608


2016 год объявлен в России Годом кино. Московская область первой открыла шествие Года кино по стране. Торжество прошло в Культурном центре имени Любови Орловой в Звенигороде. В рамках торжеств открыт памятный знак на месте будущего памятника Любови Орловой.

2016 год объявлен в России Годом кино. Московская область первой открыла шествие Года кино по стране. Торжество прошло в Культурном центре имени Любови Орловой в Звенигороде. В рамках торжеств открыт памятный знак на месте будущего памятника Любови Орловой.

Наш первый гость – Олег Никитич Штром. Режиссёр, сценарист, продюсер. Разнообразие жанров, в которых работает Олег Штром – от классических театральных постановок до телевизионных сериалов, от серьёзного драматического кино до музыкальной детской сказки, от фэнтази – экшна до документальных исторических кинолент – говорит как о широте творческого диапазона, так и о том, что в современном кинематографе авторам приходится браться практически за всё, что удалось в прямом смысле слова «пробить». Важно здесь не оказаться – образно говоря – в цеху тех деятелей кино, которым всё равно, что и как снимать, лишь бы «освоить» бюджет. Судя по количеству и значимости призов и премий, не говоря уже о разнообразии наград, – от «Блокбастер года» или гран-при «ДетективФЕСТ» до «Патриот России», от «Славянской сказки» и «Золотого витязя» до Национальной премии «Страна» – именам актёров, снимавшихся у него в фильмах, а, главное, зрительскому успеху, Олегу это удаётся. Каким трудом? Тяжёлым, уважаемый читатель. Олег Штром – в отличие от героев своих фильмов – не мелькает каждодневно на экранах, потому что ему просто некогда. Работает человек. Любит свою профессию, своё дело, своих героев и сюжеты, которые взялся реализовывать. Застать Олега дома – задача крайне непростая, а добиться интервью еще сложнее, но для «Домодедовских вестей» Олег Штром нашёл время в своём напряжённом графике.

– Олег, расскажите нашим читателям о себе.

– Я родился в Подмосковье, в городе Одинцово в 1967 году в семье военного инженера. Моя предки перебрались в Россию из Скандинавии в те годы, когда Петр Первый переносил столицу из Москвы в Санкт-Петербург, создавал российский флот и ему нужны были знатоки морского дела. Со временем семья от морских традиций отошла – в роду были архитекторы, финансисты, военные. Получилось так, что в кино я пришел первым.

Сначала, еще в школе, взял в руки фотоаппарат, потом камеру, снимал 8-ми миллиметровые фильмы, потом решил поступать на операторский во ВГИК, но не поступил. Судьба «вернула» меня в Питер, в Санкт-Петербургский институт кино и телевидения. Там я занимался по очно-заочной форме обучения и одновременно пошел постигать тайны кино через практику на Киностудию имени М. Горького в группу кинооператора Владимира Лозовского. Практическая работа привела к выводу, что мне интереснее и ближе режиссура, поэтому я не остановился на первом образовании и сразу после Питера поступил в режиссерскую мастерскую Михаила Туманишвили и Владимира Акимова.

В 1994 году я стал дипломированным режиссером, вот только кинематограф в России на тот момент закончился. Людям важнее всего было прокормить себя и свои семьи, а не ходить в кино, в кинотеатрах открывались мебельные магазины и автосалоны, а вся наша плеяда выпускников того времени разбилась на большинство тех, кто сразу ушел «торговать» и на меньшинство тех, кто пытался работать по специальности. Вплоть до Миллениума спасали телевизионные проекты, реклама и музыкальные клипы. Остаться в профессии мне удалось. Сериальный бум начала двухтысячных дал возможность работать режиссером кино. Теперь в моей фильмографии более двадцати сериалов и художественных фильмов, призы и награды, но важно не это, а то, что юношеская мечта сбылась и, несмотря на то, что для кино сегодня снова не самые легкие времена, поменять свою жизнь на какую-то другую я не хочу и не стану.

– Вы не только режиссёр, но и сценарист. Что подвигло вас заняться ещё и сценариями?

– Сценарии я стал писать поневоле, поэтому в меньшей степени я могу назвать себя сценаристом. Просто есть и такой опыт. Сначала приходилось исправлять и переписывать тексты прямо на съемочной площадке, потом я написал в соавторстве со своим однокурсником Валентином Спиридоновым несколько серий сериала «Марш Турецкого» для нашего учителя режиссера Михаила Туманишвили. Тогда я еще не знал, что через восемь лет – вдумайтесь, какой живучий сериал! – я продолжу снимать четвертый сезон этого проекта уже после Михаила Иосифовича в кресле режиссера. Я и сегодня периодически совершаю над собой усилия, сажусь за компьютер, но мыслями я всегда на съемочной площадке, пусть иногда на ней сорокоградусная жара или жгучий мороз, ливень или сносящий декорации ветер – перебираться к письменному столу не собираюсь, по крайней мере, пока.

– Ваша кинокарьера, этапы жизненного пути.

– Моя кинокарьера, действительно, неотделима от моей обычной жизни. Даже точнее сказать так, что у меня нет жизни отдельной от работы и работы, не влияющей на жизнь. Даже когда спишь, чаще всего снится съемочная площадка. Наверное, это ужасно. Периодически завидуешь тем, кто ходит на работу с 9-ти до 18-ти... А потом может просто сходить в кино, в магазин, поехать на рыбалку или провести время у телевизора. Но тут же сам понимаешь, что это лукавство. Та непредсказуемость встреч и событий, та свежесть и новизна материала, общение с замечательными людьми нивелируют «ненормированный рабочий день» в кино, закрепленный в такой формулировке даже в законодательстве Российской Федерации. За эти более 35 лет в кино пройдено многое, но как же хочется пройти еще больше. Все мои работы перечислять не имеет смысла – информация открыта на страницах интернета и любой интересующийся легко найдет и сами фильмы, и информацию обо мне. Как и в жизни, ты идешь по лестнице вверх, набираешься опыта и знаний, каждая ступенька дается не просто, часто задерживаешься на лестничной площадке, иногда надолго... Главное, не покатится по этой лестнице вниз.

На фото: Разговор с мэтром. Олег Штром и Армен Джигарханян

– Вы снимаете разноплановое кино – от приключенческого экшна («Скалолазка») и музыкальной сказки («Тайна четырех принцесс») до сериала «Батя» и документальной картины «О чём молчала батарея №35». Чем это вызвано? Вам интересно попробовать себя во многих жанрах?

– Действительно, мои фильмы разных жанров и направлений. Вы скажете – нельзя одинаково хорошо разбираться во всем, а я скажу, что режиссеру это и не нужно. Необходимо иметь желание разобраться, команду авторов и сценаристов, профессиональных консультантов, свое авторское отношение к тому, за что берешься. Боевики, мелодрамы, приключения, военно-историческое кино и сказки – это все то, что я люблю, на чем вырос. Не люблю пустое кино, прикрывающееся псевдо философскими глубоко вторичными измышлениями, мнимой элитарностью, лозунгом «не для всех». Кино бывает плохим и хорошим, и любое – оно всегда авторское, потому, что у каждого произведения есть автор.

– Хотелось бы остановиться на нескольких ваших работах в рамках глобального вопроса: «Патриотическое кино» и «Государственный заказ» на такую продукцию. Он ведь есть везде и в США тоже. Почему тогда (если этот заказ существует) не создано вообще ни одного (!) фильма к 200-летию Первой Отечественной войны (1812 год), а также почти ничего к 70-летию Великой Победы? Почему вообще их крайне мало или они настолько далеки от исторических реалий, что не выдерживают критики? В связи с этим интересна судьба вашего сериала «Батя». Почему он не транслировался по ЦТ?

– Я не могу судить о том, что происходит в головах людей ответственных за культуру, о сложностях производства и проката таких фильмов – я не чиновник и не теоретик от кино. Вообще, патриотическое кино для меня какой-то не до конца понятный термин. «Они сражались за родину», конечно, патриотическое кино, но и «Золушка» тоже патриотическое – не удивляйтесь. Если российские режиссеры и артисты рассказывают российскому зрителю замечательную историю, даже если она не имеет национальных корней – это патриотическое в хорошем смысле этого слова дело, потому что служит нормальному воспитанию, образованию, культурному развитию человека. Такие проекты очень нуждаются в поддержке. А вот проекты, унижающие человеческое достоинство, граждан страны и саму страну, фильмы, искажающие историческую реальность, государство финансировать, на мой взгляд, не должно. Как и чисто развлекательные коммерческие проекты – они вполне могут существовать на самоокупаемости.

Если же попробовать вникнуть в суть, то все наши сложности сегодня, от утери точки опоры, корневых для страны и нации вещей. То царизм, то коммунизм, то капитализм – и все это всего-то за сто лет. Нам бы хоть немного стабильности, созидания, спокойствия, остановится и разобраться в том, кто мы и откуда, в том, что человек не очень и изменился за последние две тысячи лет, а человеческие ценности при этом никуда не делись. И не денутся!

Что касается фильма «Батя» или как чаще называют фильм в народе «Десантный Батя», то это минисериал, основанный на биографии и судьбе замечательного офицера, героя Советского Союза, основателя ВДВ и первого командующего десантными войсками генерала армии Василия Филлиповича Маргелова. Широкого проката на ЦТ он действительно не получил, хотя канал «Звезда» его демонстрирует регулярно. Фильм популярен в интернете, расходится на дисках. Исполнителя роли Маргелова Михаила Жигалова узнают даже в Ирландии – вот такая история. В правовых тонкостях попадания в эфир ЦТ я не очень разбираюсь, скажу об одном из моментов – много хороших проектов не могут попасть к массовому зрителю. Каналы стараются обходиться своими проектами, чтобы «не выпускать деньги на сторону», даже если проекты уступают в качестве фильмам сторонних производителей.

На фото: С Леонидом Якубовичем и Еленой Кореневой на съёмках фильма "Русские амазонки-2"

– Просветите наших читателей, расскажите о некоторых реалиях современного кинематографа с точки зрения продюсера и директора компании «ФильмОКей»?

– Для того, чтобы просвещать, надо быть просветителем, учителем, «гуру». Я же могу только поделиться наблюдениями. Кино зародилось, как аттракцион и сегодня, через сто лет, снова наблюдается смещение в эту сторону. Развитие и доступность технологий позволили современному кинематографу прежде всего поражать зрителя эффектами и трюками, драматургия опирается на отработанные ходы и если даже история банальна и вторична, но исполнена любимыми артистами профессионально и с душой, фильм трогает, завоевывает зрителя, собирает кассу. Но, к сожалению, это в основном касается американского кино, заполонившего мировые экраны. У нас все равно пока получается блуждание в потемках, изобретение велосипеда или натужные попытки копирования как мировых наработок, так и образцов нашего золотого века кино. Сам, к сожалению, проходил на своем опыте. И причина этому, опять же, в двадцатилетнем прерывании традиций, в корневых вещах.

В настоящее время я нашел для себя еще одно замечательное дело – преподавание. Я делюсь своим опытом с ребятами из детских киностудий и студентами киношкол. Так вот – тенденция меня радует. В короткой форме, в маленьких фильмах я вижу поиск своего стиля, попытку самоидентификации и верю, что у нашего кино снова появится индивидуальность, хотя если из большинства обучающихся вырастет несколько крепких профессионалов – я буду безмерно этому рад. Ведь всегда так – есть объемное основание пирамиды и есть ее острая вершина.

– Обратимся к Крыму, к Севастополю, и к вашему фильму о Великой Отечественной, о героях 35-й батареи. Как возник сюжет фильма?

– Первый раз в Крыму я оказался в 1980-м году. В Москве шла Олимпиада, а нас – детей и подростков – было рекомендовано отправить отдыхать. Так я с моим старшим братом оказался в Севастополе. Здесь еще не до конца заросли окопы, а бетонные стены крепостей были изрешечены пулями и снарядами. Уже тогда я представил себе, что творилось на этой земле в годы Великой Отечественной войны. Потом был большой перерыв и только после 2004-го года мы с моими друзьями стали ежегодно ездить в Крым на машинах, познакомились с людьми, которые на свои деньги восстановили 35-ю Береговую батарею, создали музей. Так я узнал историю Севастополя в подробностях. Эмоциональное впечатление было столь сильным, что я решил сделать фильм о последних днях обороны города в 1942 году. Так и появился сюжет фильма «О чём молчала 35-я батарея». Задумывал и игровое кино вместе с продюсером Олегом Осиповым. В сентябре 2011 года даже приступил к съемкам, но... В этот момент в возрасте 42-х лет Олег ушел из жизни от сердечного приступа.

Возможным стало создание только документального фильма, хотя в нем можно увидеть отснятые мной игровые эпизоды в качестве реконструкций событий тех лет. В создании фильма помогали и музейные работники, и простые севастопольцы, и российские морские пехотинцы. Особая признательность ветеранам, героям тех лет, героям моего фильма за правдивый и трепетный рассказ о том времени. Удивительно, но именно фильм «О чем молчала 35-я батарея» до сих пор чаще всего просят меня показывать на творческих встречах. Фильм стал лауреатом семи кинофестивалей.

– Вас не удивляет тот факт, что вы столько лет снимали художественное, полнометражное кино, сериалы, а настоящее признание получили за документальный фильм?

– Нет, не удивляет. Зрителю не прикажешь, что любить, что выбирать и над чем плакать или смеяться. Тем и прекрасен, и сложен кинематограф. Если же говорить о фильме про оборону Севастополя – а он вышел на экраны тогда, когда о воссоединении Крыма с Россией никто и не думал – то я, наоборот, горд этим фактом. Значит, память была жива тогда, живёт сейчас, и дальше будет жить в славном, героическом и исконно русском городе. И о нём.

На фото: Режиссёр с актёрами Александром Домогаровым и Сергеем Дороговым на съёмках телефильма "Возвращение Турецкого"

– Вам приходилось работать со многими известными и даже знаменитыми актёрами. Какие впечатления? Если ли среди них те, кто стал вашими друзьями?

– Актеры – сложный народ. Среди них тяжело найти друзей. Наши отношения временны – мы сходимся и расходимся на проектах. Конечно, среди актеров есть те, с которыми я работал, и буду работать далее. Это особые эмоциональные отношения, выстроенные на взаимопонимании, приятии творческих позиций друг друга, отношении к профессии. Из фильма в фильм мы идем вместе с Сергеем Дороговым. Я чувствую в нем не только комедийный, но драматический и лирический талант. Дружу и работаю с Михаилом Жигаловым, с Евгенией Дмитриевой. Огромное удовольствие получил от работы с Арменом Борисовичем Джигарханяном. Всем молодым артистам желал бы такой же звездности, но при этом такого же профессионализма, такта, уважения, образования и ума.

– Расскажите о вашем фильме, над которым вы сейчас работаете? Знаю, что он дался вам с огромным трудом, несмотря на тему о ветеранах Великой Отечественной. Вы даже вынуждены были, образно говоря, пойти «с шапкой по кругу»?

– Скорее уж с «шапкой по людям». Действительно, сегодня я работаю над новым документальным фильмом с рабочим названием «Братья по оружию. Во имя общей победы» и на каком-то этапе пришлось обратиться к народу, к людям по сети интернет с просьбой помочь деньгами на съёмки фильма. Эта система известна в мире как краудфандинг. И ведь откликнулись! И серьёзные инвесторы и простые люди, высылавшие кто 100, а кто и 50 рублей. Низкий им поклон и огромное спасибо ещё раз хочу передать и на страницах вашей газеты. На эти, буквально по копейке собранные средства удалось съездить в Америку и снять там необходимый материал.

Сюжет такой. Старый человек вспоминает прошлое семидесятилетней давности. В 1942 году Владимир Куц был угнан в Германию и стал сначала малолетним узником арбайтслагеря, потом работником у немецкого фермера. Но пришло время, и американские войска освободили его, как и многих других советских граждан, угнанных в Германию. Конечно, всем хотелось вернуться домой. Только Володя, будучи семнадцатилетним юношей, упросил экипаж американского броневика, только что потерявшего одного из членов в бою, взять его с собой. Так он стал пулеметчиком.

Бок о бок воевал с американскими солдатами – командиром расчета Юджином Пэт Мейли, водителем Ричардом Фицсиммонсом, электриком из Вермонта, командиром отряда капралом Уильямом Риска, фермером из Коннектикута, а когда пришло время и армии союзников соединились в единый ударный кулак, чтобы закончить Вторую мировую войну безоговорочной совместной Победой союзников, Володя отправился домой. Путь его лежал теперь через службу в Советской армии. Ведь он закалился и повзрослел, а для Победы нужно было совершить еще очень многое.

Сама судьба сделала Владимира Куца ветераном двух армий, удостоенным и «Пурпурного сердца», и звания советского гвардейца-десантника. К сожалению, он один сегодня жив из всего экипажа, но не теряет связи с американскими ветеранами своей дивизии.

Вместе с Владимиром Куцем мы проехали от Мюнхена до Вены – повторили его боевой путь. Но нам интересна не только его судьба. Американского солдата схожей судьбы Джозефа Байерли уже нет в живых, но память о нем будет жить и в Америке и в России. В июне 1944 года, после открытия второго фронта, Байерли попал в немецкий плен, два раза бежал, но был схвачен. Третий побег в январе 1945-го оказался удачным, но теперь Джозеф двинулся на восток и вышел к соединениям Советской армии. Так американский солдат стал служить в составе 1-й Гвардейской танковой бригады на американском танке «Шерман». В Америке его считали погибшим, а он вернулся героем двух наций. Нашими респондентами стали однополчане Джозефа Байерли, мы посетили в Америке его семью, место, где он похоронен, где похоронены члены экипажа Владимира Куца.

Может быть, поэтому люди и помогли снять фильм, что две схожие судьбы двух солдат никогда не видевших друг друга, но геройски воюющих с общим врагом, могут стать сегодня мостиком к переосмыслению последних лет, помочь найти точки соприкосновения, хоть на шажок приблизить нас к конструктивному диалогу двух стран и народов.

На фото: На съёмках телевизионного многосерийного фильма "Батя"

– Что для вас Подмосковье? Приходилось ли здесь работать? Как меняется облик региона.

– Подмосковье – моя малая родина. В городах Одинцово и Калининграде (теперь это Королев) прошло мое детство. Школа, двор, стадион, речка, велосипед, первый разбитый нос и первый портфель, поднесенный однокласснице от дома до школы. Теперь дачи и дома друзей, посиделки у костра и походы за грибами. И, конечно, работа. Я снимал кино в замечательных уголках Подмосковья. Один из знаковых для меня фильмов «Точка кипения» большей частью создан в окрестностях усадьбы Гребнево, эпизоды для музыкальной сказки «Тайна четырех принцесс» в усадьбе М.Ю. Лермонтова Середниково. Подмосковье – место с великой историей, с культурными традициями, сегодня активно развивающийся и строящийся регион. На мой взгляд, важнейшей задачей сегодня является органичное сохранение этого соседства.

Среди жителей Домодедово у меня есть друзья, есть даже поклонники моих работ. Есть талантливые писатели и сценаристы, с которыми я давно знаком и, даст Бог, нам удастся в недалёком будущем вместе поработать. Я признателен за любую возможность общения со своими зрителями, за возможность диалога. Сегодня я говорю со страницы вашей газеты, а завтра читатели увидят мои фильмы – кому-то они придутся по душе, кто-то будет критиковать, и это здорово. Важно, чтобы было меньше равнодушных.

– Спасибо, Олег, за откровенную и интересную беседу, задавшую тон нашей новой рубрике «Искусство и люди». Редакция газеты и наши читатели желают вам творческих и вообще любых успехов, всегда рады вас видеть вновь, а также ваших друзей и коллег. Надеемся на то, что Домодедово будет на одном из первых мест премьерных показов ваших новых фильмов. Ждём вас в гости!

– Спасибо редакции за приглашение и за вопросы. Я поздравляю домодедовцев с новым 2016 годом, желаю нам всем поддержки и понимания среди друзей и близких, достойной и интересной работы.

Михаил Дьяченко,
фото из архива героя интервью