Яндекс.Погода

суббота, 19 сентября

облачно с прояснениями+13 °C

Нюська-Анна-Агния. Совесть графа Орлова-Чесменского

05 апр. 2016 г., 14:47

Просмотры: 1434


При жизни Алексея Орлова никто и никогда не смел даже заикнуться, что он – убийца императора Петра III, развратник и пират. Посмел бы – своими железными руками победитель турецкого флота при Чесме взял бы наглеца за шкирку и утопил бы в ближайшем нужнике. Даже император Павел, сын убиенного, молчал! Он боялся страшного темперамента Орлова, которого хорошо помнил с отроческих лет! Говорить правду не боялась только его дочь Анна. Алексей Орлов со сжатыми пудовыми кулаками и яростью на багровом от гнева лице отступал от блеска ее пронзительных глаз. Он знал, что Нюська – Анна Орлова, не просто его дочь. Она то, что всесильные братья Орловы долгое время пытались не слышать. Она – его совесть.

При жизни Алексея Орлова никто и никогда не смел даже заикнуться, что он – убийца императора Петра III, развратник и пират. Посмел бы – своими железными руками победитель турецкого флота при Чесме взял бы наглеца за шкирку и утопил бы в ближайшем нужнике. Даже император Павел, сын убиенного, молчал! Он боялся страшного темперамента Орлова, которого хорошо помнил с отроческих лет! Говорить правду не боялась только его дочь Анна. Алексей Орлов со сжатыми пудовыми кулаками и яростью на багровом от гнева лице отступал от блеска ее пронзительных глаз. Он знал, что Нюська – Анна Орлова, не просто его дочь. Она то, что всесильные братья Орловы долгое время пытались не слышать. Она – его совесть.

Графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская была единственной наследницей генерал-аншефа Алексея Орлова-Чесменского. Родилась она в 1785 году, когда ее отцу уже было за пятьдесят лет. Первые свои годы Анна проводила в патриархальной Москве или в подмосковном имении Отрада, недалеко от сегодняшнего Михнево. При крещении ей дали имя Анна. Близкие друзья и родственники звали ее на французский манер – Аннет. Слуги и дамы Высшего света – уважительно Анна Алексеевна. А отец – просто Нюськой. Но именно он, Алексей Григорьевич ОрловЧесменский, знаменитый фаворит императрицы Екатерины Великой, перед которым трепетали монархи Европы и раболепствовала российская знать, именно он боялся своей дочери, как огня. Нюська унаследовала от отца пороховой орловский темперамент, пронзительный взгляд, несгибаемую волю и – абсолютное бесстрашие. Отставленный от всех постов, отец редко бывал дома и мало участвовал в воспитании дочери, предпочтя свалить этот груз на плечи хрупкой набожной жены и многочисленных гувернанток. Весть о смерти супруги застала его на знаменитом конном заводе, где он занимался своей главной страстью – разведением лошадей.

Через неделю после похорон, Алексей Орлов решил справиться с навалившимся вдовством по-гвардейски. Напившись в дым, он позвал в имение цыган и устроил грандиозный кутеж. Но тут коса нашла на камень. На второй день 13-летняя Анна велела челяди вынести бесчувственного отца во двор и обливать его водой, пока не протрезвеет. А цыган и собутыльников гнать взашей. Когда генерал-аншеф пришел в себя, сначала он ударом кулака свалил некстати подвернувшегося в графском дворе быка, а затем устроил дочери экзамен. Оказалось, что девица не только знает четыре языка, катехизис и прекрасно разбирается в арифметике, но и умеет поставить себя так, что отцу воспитывать ее уже нечему. Никогда больше он не позволял себе напиваться в присутствии дочери, предпочитая кутить в Первопрестольной. А когда слухи о кутежах доходили до Анны, то он, пряча взор, оправдывался как нашкодивший школьник.

Согласно обычаям того времени, Анна Алексеевна в положенный срок была представлена к императорскому двору и была пожалована во фрейлины. Поэт Державин к ее 16-ти годам написал вдохновенные стихи, прославлявшие новую звезду на петербургском небосклоне. Двор любил умную и волевую девушку. Казалось, Анну Орлову ждет блестящая судьба родовитой красавицы на выданье. Но тут грянул гром.

Скончалась императрица Екатерина Великая и на российский престол вступил Павел I, прекрасно помнивший роль братьев Орловых в убийстве своего отца. Казнить Алексея Орлова он не посмел. Он подверг победителя Чесмы публичному позору. На церемонии перезахоронения императора Петра III именно

Алексей Орлов-Чесменский два часа голыми руками на лютом морозе нес императорскую корону за гробом эксгумированного монарха. А затем он, убийца, должен был прилюдно облобызать череп убиенного. Алексей Орлов выдержал все, лишь под конец бросив: «Этот долго на троне не продержится». Павлу I тут же донесли о реплике генерал-аншефа. И он, зная тесные связи бывшего всесильного фаворита с гвардией, предпочел от греха подальше быстро выслать все орловское семейство в Дрезден.

Алексей Григорьевич Орлов словно в воду глядел. Не без его денежного вспоможения, император Павел очень скоро был задушен. Воцарился Александр I, и изгнанное семейство смогло вернуться в Россию. Однако 17-летняя Анна Алексеевна совсем не разделяла радость папы по поводу преждевременной кончины царя. С орловской прямотой она высказала отцу, что убийство монарха – грех, а денежное участие отца в перевороте – подлость. Алексей Орлов посоветовал пигалице не соваться в политику, на что тут же получил отповедь в том духе, что «всяких Паленов и других господ-цареубийц» она в своем доме не потерпит. Алексей Орлов в очередной раз сжал свои пудовые кулаки, разразился солдатской бранью… и перестал общаться с гвардейцами, замаранными в убийстве.

С 1803 года к Анне стали свататься самые титулованные дворяне, включая Куракиных, Голицыных и Зубовых. Все женихи были отвергнуты самой Анной или ее отцом. Лишь улыбчивый и рослый как отец граф Николай Каменский вызвал отклик в ее сердце. Молодые люди стали встречаться, дело пошло к свадьбе и вот-вот семьи должны были объявить о помолвке. Но тут грянул второй удар грома. 24 декабря 1808 года после инсульта скончался Алексей Григорьевич Орлов-Чесменский.

Первой реакцией дочери был шок. Выслушав известие о смерти отца, она потеряла сознание на четырнадцать часов. А очнувшись, Анна Алексеевна вдруг внезапно поняла, что с уходом отца, с которым она могла до хрипоты спорить, не соглашаться и обвинять во всех смертных грехах, в душе у нее образовалась пустота. И в этой гулкой пустоте осталось одно – любовь. Ведь она потому и спорила с отцом, что любила. Человека нет, а любовь к нему, такому неуемному, взрывному, неудобному и родному, осталась. Плакать Анна не стала. Просто потому, что любовь к отцу требовала действий.

Во-первых, требовалось взять в руки огромное хозяйство Орловых, в котором одних крепостных было полмиллиона. Во-вторых, привести в порядок запутанные финансовые дела. Дальние и ближние родственники, надеявшиеся поживиться за счет неопытной молодой наследницы, ошиблись. Страсть к арифметике позволила Анне Алексеевне разобраться в отчетах управляющих, удовлетворить кредиторов и достойно одарить просителей. В-третьих, траур диктовал свои условия, а потому брак с Николаем Каменским пришлось отложить. Жених был так недоволен, что поспешил жениться на другой.

Разобравшись с делами, Анна отправилась в паломничество. Сначала графиня посетила Киево-Печерскую лавру, а затем направилась на поклонение мощам Дмитрия Ростовского в Ростовский Спасо-Яковлевский монастырь. В высшем свете лишь пожимали плечами: «богатая наследница бесится, а перебесится – выйдет замуж». Знатные молодые люди гадали, кто станет ее избранником вместо Николая Каменского. Но не тут-то было. В Спасо-Яковлевском монастыре графине Анне Орловой-Чесменской явился ангел. По библейской традиции само слово «ангел» переводится как «вестник воли Божьей». Поэтому, в строгом смысле этого слова, ангелом – возвестителем божественной воли – может быть не только бесплотный дух, но и человек. Таким ангелом в человеческом обличии стал для Анны Алексеевны старец Амвилохий.

Привыкшая к раболепству окружающих перед несметными богатствами Орловых, Анна позвала старца для того, что бы купить своему отцу прощение Божие. Деньги она предлагала фантастические – более ста тысяч рублей. Старец пришел, спокойно отодвинул деньги в сторону и объяснил графине, что не может взять на монастырь средства, которые достались семье Орловых, по сути, за убийство императора Петра III. «Прощение вашего отца, – объяснил старец, – нельзя купить. Его можно только вымолить. И это нужно делать не нам, монахам, а вам». Мало того, старец строго-настрого запретил и братии монастыря что-либо брать у графини Орловой. Лишь годы спустя она смогла оказать помощь ростовской обители через подставных лиц и других благотворителей.

Еще при жизни старца Амвилохия, Анна Алексеевна начала бурную благотворительную деятельность. Но уже не с надеждой «купить» прощение отцу, а по зову сердца. Она открывала больницы и школы, устраивала жизнь крестьян и строила храмы, стараясь оставаться втайне. В 1812 году ею была выделена огромная сумма на снаряжение, вооружение и обучение Московского народного ополчения. Бесчисленные поставки продовольствия в армию и уход за ранеными легли на ее плечи. Благотворительная помощь русской армии была так велика, что генерал Милорадович почел за честь заслонить крылом своей дивизии ее подмосковные имения от войск Наполеона. За это Анна Алексеевна передала генералу усыпанную бриллиантами шпагу своего отца, подаренную тому за Чесменскую победу.

Анна Орлова не оставила свет. В 1817 году Александр I пожаловал ее в камер-фрейлины, а во время коронации Николая I на ее плечи возложили высшую женскую награду Российской империи – знаки Ордена святой Екатерины. Приемы и балы, даваемые Анной Орловой, вызывали восхищение и зависть петербургской знати.

Но сердце графини было не на светских раутах и балах. Оно билось в полуразрушенных монастырях и храмах, плакало в сиротских приютах и больницах для бедных. Графиня в одиночку, на свои средства проводит программу восстановления монастырей северо-восточной Руси. В десятках монастырей обновляются и строятся храмы, больницы и школы. На ее деньги в России печатается первое издание Библии на русском языке. Через нее архимандрит Фотий попадает на прием к императору Александру I и, по преданию, уговаривает его оставить трон, чтобы стать старцем Федором Кузьмичом.

С 1831 года Анна Алексеевна оставляет столичную жизнь и селится в Юрьевом монастыре в Новгородской губернии. По преданию, там ее тайно постригли в монашество под именем Агния. Ее жизнь сосредоточилась на ежедневной храмовой молитве и благотворительности. Скончалась эта незаурядная женщина в 1848 году и была похоронена возле своего духовника в мраморном склепе. Все свое огромное состояние графиня Орлова-Чесменская оставила на благотворительные нужды. По дореволюционным свидетельствам, на ее могиле были зафиксированы чудеса исцелений болящих. В советское время гробница была снесена и теперь о предполагаемом месте захоронения одной из самых щедрых российских меценаток напоминает лишь простой деревянный крест.

Но память о ней не умерла. Десятки церквей и монастырей по всей России колокольным звоном доныне поют ей «вечную память». В Домодедовском районе тоже есть храм, построенный дочерью Алексея Орлова. Располагается он в селе Михайловском и освящен в честь Архистратига Божия Михаила. Уникален храм тем, что никогда не закрывался, а потому донес до нас все богатое убранство XIX века и дух великой женщины – Анны Алексеевны Орловой-Чесменской.

Александр Ильинский