В поэты должны посвящать как в рыцари

27 апр. 2016 г., 13:20

Просмотры: 952


Поэтические встречи в Ахматовской библиотеке Домодедово всегда событие. У нас в гостях, благодаря организатору проекта «Поэтическая суббота» поэту Наде Делаланд и сотрудникам библиотеки, побывали многие именитые гости: Лев Новожёнов, Сергей Гандлевский, Даниил Чкония, издатели литературного журнала «Лиterraтура», детский поэт и мастер хокку Петр Савченко, Марина Гарбер, Фазир Муалим.

Поэт Дмитрий Веденяпин встретился с домодедовскими читателями в Ахматовской библиотеке

Татьяна Андреева,
фото автора

Поэтические встречи в Ахматовской библиотеке Домодедово всегда событие. У нас в гостях, благодаря организатору проекта «Поэтическая суббота» поэту Наде Делаланд и сотрудникам библиотеки, побывали многие именитые гости: Лев Новожёнов, Сергей Гандлевский, Даниил Чкония, издатели литературного журнала «Лиterraтура», детский поэт и мастер хокку Петр Савченко, Марина Гарбер, Фазир Муалим.

В этот раз состоялась встреча с Дмитрием Веденяпиным. Сказать, что Домодедово повезло, – ничего не сказать. Почти чудо, что Дмитрий Юрьевич нашел время для нас между встречами c читателями в Венесуэле и Англии.

Веденяпин публикуется с 1988 года. В 1993 году вышла его первая поэтическая книга «Покров». В прошлом году изданы две его книги: «Стакан хохочет, сигарета рыдает» и «Домашние спектакли». Поэт Дмитрий Веденяпин – лауреат нескольких литературных премий, в том числе фонда стипендий Иосифа Бродского. О нем пишут, говорят, его читают и, самое главное, его ждут, чтобы услышать и поговорить о поэзии, творчестве, философии жизни.

Вместо запланированных часа-полутора встреча в домодедовской библиотеке продлилась почти три. И рассказать о ней так, чтобы не потерять масштаб события, в газете сложно. Это был глубокий, содержательный, занимательный диалог. Его участники слушали, задавали вопросы, говорили, снова слушали, улыбались, открывая себя миру и мир в себе.

– Расскажите немного о себе. Когда вы начали писать?
– Я родился и живу в Москве. Мама была инженером, папа – преподавателем английского и переводчиком. Лет в 15 начал писать. Потом был перерыв. То, что получалось вначале, было плохо, по моему мнению. Лет с 20 начал писать серьезно и занимаюсь этим постоянно.

– Вы сами начали писать или у кого-то учились?
– Тот, кто начал писать, обязательно должен кому-то это показывать, тем, кто также болен заболеванием – написанием стихов. Мне кажется, если молодой человек совсем один, это печально. Для меня была важна встреча с Аркадием Штейнбергом, поэтом, переводчиком и художником, лично знавшим Максимилиана Волошина, дружившим со многими творческими людьми, например с Арсением Тарковским. Штейнберг стал моим наставником. Человек он был совершенно удивительный, воевавший, отсидевший и очень творческий. Я ходил к нему на семинар в Дом литераторов. Там и познакомился с Сергеем Гандлевским и многими другими моими друзьями. Я верю в то, что в поэты тебя должны посвятить, как в рыцари…

– Теперь уже вы сами выступаете в качестве наставника, ведете семинар?
– Да лет 15 уже. Встречи проходят в Институте журналистики и литературного творчества. На семинар приходят не только студенты, но и, как сейчас говорят, «люди со всей Москвы».

– Кто пишет стихи лучше: мужчины или женщины?
– У меня такая точка зрения, что в поэзии нет ни пола, ни возраста. Это не значит, что у авторов нет ни пола, ни возраста. Просто, если делить по признакам – значит сужать рамки. Я переводил Исаака Башевиса Зингера, лауреата Нобелевской премии 1976 года, так вот он сетовал: «Жаль, что все будут обращать внимание на то, что все мои персонажи – евреи. Но прежде всего они люди».

На встрече успели поговорить о стихах и авторах, о философии и религии, о личном пространстве. Некоторые слова поэта звучали как цитаты: «Никакого пространства, пока ты не сделаешь шаг, – нет». «Слова должны быть точны и осторожны».

Выступать в библиотеке Дмитрию Веденяпину было приятно. «Это благодаря моей бабушке, которая всю свою жизнь проработала в библиотеке». Но время встречи мерилось часами, которые прятались в рукаве у поэта. Опыт встречи измеряется впечатлениями. Понять поэзию Дмитрия Веденяпина легче, когда ты видишь и слушаешь его, следишь за руками, создающими точные энергичные образы, за мимикой, отражающей ясную мысль, и остаешься с музыкой в сердце, перечитывая его стихи.

Наткнуться в сумерках на солнечную нить,
Похожую на луч, пробившийся сквозь время,
Где радужная взвесь в полупрозрачной теми
Порхает тихая, не в силах не светить.
Увидеть, как во сне, что явь и значит свет.
Беззвучный, сказочный, внезапный и нечастый;
Экклезиаст сказал: «Все суета сует»,
Нам нечего сказать Экклезиасту.
И не о чем просить, пока не давит даль,
И ужасы не встали на дороге,
И колесо плашмя не рухнуло под ноги,
И не разбит кувшин, и не зацвел миндаль;
И темь не обернулась темнотой,
И на конце луча, как бы в волшебной точке,
Сверкает серебро серебряной цепочки
И золото повязки золотой;
Пока кузнечик не отяжелел,
И стерегущий не окаменел,
И у коня не лопнула подпруга,
И глубина воздушна и упруга,
И высота мерцает, как свеча,
Пока ты сам на острие луча,
Как сеть дождя внутри лесного круга.

2014 год

Обсудить тему

Введите символы с картинки*