Домодедово

Яндекс.Погода

понедельник, 24 сентября

ясно+7 °C

Онлайн трансляция

Сегодня была война: 77 лет назад началась Великая Отечественная война

22 июня 2018 г., 9:05

Просмотры: 589


Каждый из нас со школьной скамьи привык к озвученному в учебниках истории тезису о том, что нападение Германии на СССР было внезапным

ДОМОДЕДОВО, 22 июня 2018, ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ – Но сегодня надо честно сказать, что все это не совсем правда. После войны советскому правительству нужно было как-то оправдать страшные потери летних месяцев 1941 года, оставленные города и миллионы солдат, попавших в плен к врагу.

Неожиданное нападение?
Правительство СССР знало о готовящемся вторжении. Сталин неоднократно говорил о неизбежности столкновения с Германией. Это подтверждает масса исторических документов и воспоминания современников. Из своевременных докладов внешней разведки были сделаны правильные выводы.

В ответ на сосредоточение германских войск на границе войска СССР были приведены, как казалось правительству, в полную боевую готовность. В 1812 году, когда Россия готовилась к возможной войне с Наполеоном, она вышла из военных конфликтов в Турции и Финляндии. Надо отдать должное советским дипломатам. Перед столкновением с фашистской Германией наша страна военными и дипломатическими мерами обезопасила свои границы с Японией. Да и как, хотелось бы знать, можно сделать секретной подготовку к широкомасштабному военному столкновению, в котором счет солдат идет на миллионы, а техника исчисляется десятками тысяч единиц? Но если не было внезапности, почему первые три месяца войны стали катастрофой для Красной Армии? В чем глубинные причины этого поражения?

Приведу историческую параллель. В 1812 году во главе Великой армии Наполеон вторгся в пределы Российской империи. Численность его армии двукратно превосходила численность русских войск. Именно поэтому русские войска оставляли свои города и уходили в глубь территории страны. Но Наполеону не удалось безоговорочно победить ни в одном сражении. Ни одна крупная часть русской армии не была взята в плен. Ни одна – окружена. Наполеону, этому гениальному полководцу, не удалось навязать русской армии своей стратегии. Всего этого нельзя сказать про первые страшные месяцы 1941 года.

Немного назад. Странная война в Европе
1 сентября 1939 года без объявления войны фашистская Германия напала на Польшу. В ответ союзники Польши – Англия и Франция – заявили о начале войны с Германией. Началась Вторая мировая война. Заявить-то они заявили, но делать ничего не стали. Союзники надеялись, что два миллиона польских солдат окажут вермахту достойное сопротивление. Польша граничит с СССР.

Значит, немцы могут оказаться в конфликте с Советским Союзом. На это Англия с Францией очень рассчитывают, буквально подталкивая Гитлера к такому развитию событий.

Этот период у историков называется «странной войной». Но странным в этой войне ничего не было. Для мобилизации войск требуется 3–4 недели. Французская республика начала эту мобилизацию, а Великобритания неторопливо проводила высадку в Европе своих экспедиционных войск. Тут уже зима близко и можно не говорить о начале активных боевых действий.

Но действительность обманула ожидания французов и англичан. Вермахт разгромил польскую армию за несколько недель. Советские войска в ответ на действия Германии заняли Западную Белоруссию и Украину, входившие тогда в состав Польского государства.

Но главным сюрпризом для западных противников Гитлера было полное отсутствие конфликта между Германией и СССР. Ведь подписан не только пакт о ненападении Молотова – Риббентропа, но и секретные приложения к нему о разделе сфер влияния.

Германия и СССР тщательно избегают возможных недоразумений. В этот момент Гитлер считал себя неподготовленным для войны на востоке, имея в тылу антигерманскую коалицию. А Сталин резонно не хотел «таскать каштаны из огня» за французов и англичан.

Блицкриг Германии на западе
Неторопливостью Англии и Франции вермахт воспользовался на полную катушку. После разгрома Польши железнодорожным транспортом германские войска были переброшены с запада на восток. Немцы в кратчайшие сроки развернули новые дивизии и посмотрели на уроки польской кампании. Их наступление на запад началось весной 1940 года, когда казалось, что Франция, Англия и примкнувшая к ним Бельгия к войне готовы.

Но дело в том, что готовы были союзники к войне позиционной. У французов – оснащенная по последнему слову военной техники линия Мажино. У бельгийцев – неприступный форт Эбен-Эмаэль, мимо которого ну никак не пройдешь – каждый сантиметр границы пристрелян. Британцы с англо-саксонской неторопливостью накачивают экономики союзников деньгами, оружием и военной техникой. Кажется, что вот-вот повторится эпопея «окопной войны» 1915–1916 годов.

Однако бельгийский форт был взят с помощью десанта, затем просто обошли линию Мажино. Через сорок дней после начала боев в Бельгии Европа оказалась на коленях перед германской военной машиной. Руки у фашистской Германии для войны с СССР были развязаны. На востоке – гигантские природные ресурсы. На востоке – хлеб Украины, железо Урала и нефть Азербайджана. Все это богатство, по мнению вождей рейха, только и ждет того, чтобы спаянная национальным тевтонским превосходством Германия их взяла. Местное же «недонаселение» – это будущие трупы и рабы.

Советское военное руководство все это видело. И делало свои выводы. Аэродромы дальней авиации срочно переносились ближе к новой границе СССР – чтобы в случае чего самим можно было нанести упреждающий удар. В армии проводились постоянные учения, отрабатывалось взаимодействие фронтов, в том числе при наступательных операциях. Новая техника шла в войска нескончаемыми эшелонами.

К бою готовы?
Непосредственно в ночь с 21 на 22 июня в войска поступила шифрограмма из Москвы:

«1. В течение 22–23.6.41 г. возможно внезапное нападение немцев на фронтах... Нападение может начаться с провокационных действий.
2. Задача наших войск – не поддаваться ни на какие провокационные действия, могущие вызвать крупные осложнения. Одновременно войскам Ленинградского, Прибалтийского, Западного, Киевского и Одесского военных округов быть в полной боевой готовности встретить возможный внезапный удар немцев или их союзников».

Третьим пунктом Жуков и Рокоссовский предписывают рассредоточение авиации, приведение в боеготовность ПВО, затемнение городов и прочие неотложные меры, к которым армия должна быть готовы. При этом войска уже были выведены в полевые лагеря еще в начале июня.
Все это было сделано. Но не помогло. Почему?

Или нет?
Когда историки говорят о Советском Союзе конца 30-х годов, то подразумевают единое мощное государство. Но если присмотреться – это совсем не так. После революции прошло меньше чем четверть века. И еще живо поколение, помнившее царскую Россию. Этому поколению было что рассказать детям. Хотя бы о зарплате рабочего в 1916 году. И паре пудов мяса, сахара, чая и конфет, которые он мог тогда купить, а теперь – нет. Под запретом даже понятие «русский человек».

Русский – значит контрреволюционер, белогвардеец. Религия запрещена, духовенство истребляется физически, как реакционный класс. Патриотизм заменен интернационализмом. Гимн Страны Советов – «Интернационал», главный лозунг – «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!». В ходу тема: «Рабочий для рабочего – брат».

«Если завтра война, если завтра в поход» – то германский или английский рабочий сам возьмется за оружие, чтобы свергнуть ненавистных капиталистов. Индустриализация страны, под которую крестьян загоняют в колхозы, раскулачивают и ссылают эшелонами, выводит страну на промышленные показатели 1913 года. Но ее «побочным результатом» становится тотальная нехватка сельскохозяйственных продуктов. Страна задавлена страхом, постоянными «чистками», доносительством и «охотой за вредителями». Кажется, что ужас Гражданской войны не прошел, он продолжается на каком-то новом витке. Командиры частей и подразделений РККА после ежовских чисток и расстрелов маршалов шагу бояться ступить без прямой инструкции от начальства.

Роковое 22 июня
Надо сказать, что идеологи немецкого нацизма это слабое место Советского Союза понимали. Недаром Геббельс называл СССР «колоссом на глиняных ногах».

Фашисты не учли лишь одного. Начиная тотальную войну против СССР, они неизбежно начнут воевать с русским народом. И тем русский народ сплотят. Понимал весь ужас первых дней войны и Сталин. Кем-кем, а глупцом этот человек не был.

Незадолго до начала войны он попытался реализовать плавный идеологический поворот от интернационализма к патриотизму. Историки назовут это национал-большевизмом. Но времени для полной перемены в умах уже не хватило. 22 июня 1941 года фашисты атаковали границы СССР на всем протяжении от Балтийского до Черного моря.

В течение трех суток с фронта приходили сводки одна хуже другой. Не стали они лучше и через три месяца, но многое изменилось.
 
Священная война
Сталин понял ситуацию и обратился к национальным и патриотическим чувствам людей. Фильмы о русской воинской доблести заполнили экраны. Мелодию французского «Интернационала» сменила музыка «Гимна Советского Союза», написанная церковным композитором Александровым. Писатели и поэты бросились писать на темы из русской истории. Церковь вывели из подполья, открыли храмы и монастыри. Священники даже танки и самолеты освящали! Чуть позже в армию вернули «царские» погоны, а в быт школьников – гимназическую форму. Стали возрождаться кадетские корпуса под именем Суворовских училищ. Были введены боевые награды, аналогичные наградам Российской империи. Таких примеров не перечесть.

Но это все будет потом, а пока немцы бомбили наши города и вели себя как завоеватели. Они не щадили стариков и детей, женщин и инвалидов. К началу Великой Отечественной войны армия оказалась не единым организмом, спаянным верой в правое дело, а отдельными людьми – с их отдельным чувством долга, упорством и героизмом. И эта армия была разгромлена противником.

Но с сентября-октября 1941 года немцы имели дело уже совсем с другой силой. Это была совсем другая армия. Это были люди, которые сознательно шли умирать за Родину-мать, «за други своя», за свои дома и родных. Война Германии и СССР стала Великой Отечественной войной. И в этой войне могло победить только правое дело.

Без Бога, без чувства принадлежности к собственному народу, без патриотизма нация – не более чем толпа. Это, может быть, и стало самым страшным уроком 22 июня 1941 года. Все лучшее в народе всколыхнулось и спасло нашу Родину и весь мир от богоборческой, чудовищной по своей жестокости силы германского фашизма. Никто не забыт и ничто не забыто. Тем более не стоит забывать страшные уроки первых дней Великой Отечественной войны.

Александр Ильинский

Михаил Анатольевич ДЬЯЧЕНКО, Александр Сергеевич ИЛЬИНСКИЙ

Похожие новости