Подпишись!

ГАУ МО -Домодедовское информационное агентство Московской области-

Яндекс.Погода

понедельник, 20 ноября

дождь со снегом0 °C

Онлайн трансляция

Госдума изменила статьи УК РФ, касающиеся доведения до самоубийства и вовлечения в опасные действия

04 июня 2017 г., 15:23

Просмотры: 383


Госдума РФ 26 мая 2017 года приняла два закона о внесении изменений в УК РФ, в Уголовно-процессуальный кодекс и ряд действующих законов, увеличив ответственность за доведение до самоубийства и вовлечение подростков в действия, опасные для жизни

ДОМОДЕДОВО, 4 июня 2017, ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ – Несколько месяцев назад во всех федеральных СМИ прокатилась могучая волна сообщений о существовании в соцсетях так называемых «групп смерти», которые обрабатывали подростков с целью склонить их к суициду. Приводились ужасающие подробности и факты. Депутаты отреагировали, как видим, быстро. И достаточно сурово. Изменили и расширили 110 статью Уголовного кодекса, ужесточили наказания.

Теперь за побуждение, тем паче за доведение до самоубийства с помощью угроз, в том числе в интернете, можно получить от пяти до восьми лет, а за создание соответствующих сообществ в соцсетях – до шести лет тюрьмы. Калибр поменьше: статья УК 151.2 («Вовлечение несовершеннолетнего в совершение действий, представляющих опасность для жизни несовершеннолетнего») дополнена штрафом до 80 тысяч рублей и даже годом тюрьмы за попытку уговорить подростка совершить нечто опасное для его жизни. Мол, ты что, не такой крутой, чтоб сигануть в сугроб с десяти метров высоты? И тому подобное…

С новыми законами – действовать
Вроде бы все за нововведения, но есть масса сомнений: как классифицировать, как доказывать, какие критерии применять, а судьи кто? Согласно новациям, Роскомнадзор обязан в течение суток проинформировать полицию о фактах распространения в интернете сайтов с призывами к самоубийству и способам его совершения. Но даже до принятия новых законов государство вроде не дремало. Только в 2016 году в ограничительный реестр было включено 4751 запись с запрещенной информацией о способах совершения самоубийства или призывов к их совершению. (Это 13 выявлений злонамеренных сайтов в календарный день без выходных.) Однако сразу после блокирования сомнительных ресурсов появлялись новые сайты с тем же самым содержанием. Депутаты посчитали, что, помимо блокировки такого контента, нужно оперативно выявлять конкретных лиц, распространяющих преступную информацию, пресекать их деятельность и привлекать к уголовной ответственности. Посмотрим, как будет на практике. Законы пишутся, а жизнь идет. Главное, чтобы пути их совпали.

Общество в лице депутатов озаботилось сохранностью молодого поколения.

В 2016 году в России по собственной воле ушли из жизни 720 подростков, годом ранее было 685. Такие цифры, в абсолютном выражении и тенденции к росту негативные, обеспечивают нашей стране место в первой тройке в мире по этому печальному показателю.

Да, принятие вышеупомянутых законов было спровоцировано именно интернет-угрозами. Но остальное-то подростковое своевольство к собственной жизни вызвано чем? Как всегда: дискомфортом в семье, игроманией, третированием сверстниками, учителями, утерей вкуса к жизни, одиночеством, непониманием, сомнением в своих способностях, безответной любовью и десятками других причин. И не всегда в группе риска находятся дети алкоголиков и тунеядцев. Их не меньше в благополучных с виду и обеспеченных семьях, здесь нет прямой линейной зависимости.

Вот и приходится возвращаться от частного к общему. Пусть там эксперты и юристы выясняют плюсы и минусы федерального законодательства, а обществу в рамках отдельных муниципалитетов приходится заниматься конкретными делами по воспитанию молодого поколения. Везде по-разному, кто-то всю ответственность валит на родителей, некоторые обвиняют школу, другие недовольны общей ситуацией в культуре и экономике. Разнятся лишь пропорции. Ясно одно – нормальное общество должно четко определить доли, вычислив слабые места. Обеспечить детям доступность не только к образованию, культурным ценностям и спорту, но и к возможностям творить, будь то на футбольном поле, танцах или у мольберта… И вразумить по мере сил и полномочий нерадивых родителей.

С диктофоном – на урок
Например, в городском округе Домодедово (к счастью, у нас нет печальной статистики) в школах проводятся соответствующие занятия по правам детей, есть уполномоченные по защите прав участников образовательного процесса, проводятся сотни конкурсов, викторин, акций, классных часов и прочих мероприятий. По линии управления культуры в домах культуры и библиотеках также проводятся сотни встреч, бесед, акций, программ в рамках изучения Конвенции о правах ребенка, да и не только в ее рамках. Безусловно, не все мероприятия проводятся ровно, но в целом их уровень высок благодаря профессиональным кадрам. Это дает свои результаты. Также при главе округа действует комиссия по делам несовершеннолетних и защите их прав. В ней – представители администрации, полиции, образования, культуры, социальных служб, депутаты… Чаще всего комиссия, начав заседать в два часа дня, заканчивает к шести или семи вечера. Вопросов много: анализ социально опасных ситуаций в семьях, персональные дела нерадивых родителей, ребят, употребляющих алкогольные напитки, уклоняющихся от учебы, совершивших правонарушения и т.д. Вдобавок регулярно проводятся рейды и проверки по школам, неблагополучным семьям… Комиссия реально и продуктивно работает.

В разговоре с членом этой комиссии, представителем в округе Домодедово уполномоченного по правам человека в Московской области Ириной Машуковой выяснилось много интересного. По ее мнению, основанному на десятках бесед и примеров, к источникам бед воспитания прежних времен ныне добавился интернет и соцсети. Ведь дистанционные угрозы возможны исключительно с использованием сетей. Оградить от интернета куда сложнее, чем от «плохих компаний» во дворе. Разве уж совсем не пускать ребенка к компьютеру, что в современном мире просто нелогично. Кстати, раздаются голоса о регистрации в соцсетях только по паспорту и под истинным именем. Реально ли?

Ирина Машукова рассказала о некоторых наблюдениях:

– Психика ребенка вообще уязвима, а под напором изощренных «интернет-наставников» с их множеством приемов давления уязвима вдвойне. Если ослабевает родительский контроль, то свято место в душе ребенка тут же могут занять чужие люди. Не всегда, но потенциальная опасность из виртуального мира реальна. А чему может, скажем, 35-летняя энергичная мать научить своего 10–13-летнего ребенка, если она сама все свободные минуты висит в соцсетях. Она подает не лучший личный пример, да и ей просто некогда. Значит, родителям надо начинать с себя, ограничивать собственное присутствие в виртуале, не уходить в сторону, а налаживать доверительные отношения с детьми. Этому тоже можно научиться, если захотеть. Есть и обратные примеры. В одной из школ сверхопекающая мамаша давала ребенку диктофон для записи на уроках и на переменах во время игр с детьми без согласия на то других родителей. Дома она прослушивала все разговоры. Однажды ей не понравилось мнение педагога, да и некоторых одноклассников. Она подняла шумиху. Дошло до родительского собрания, где вся эта затея обсуждалась. Все родители были против, их никто не предупреждал… Вряд ли удастся придумать более действенный способ сделать ребенка изгоем в школе и унизить его таким контролем.

Трудно не согласиться с Ириной Машуковой. Если с игроманией и с интернет-зависимостью учреждения культуры и школы могут бороться опосредованно, укорять: мол, нехорошо тратить кучу времени за монитором, то родители при желании могут увидеть многое и скорректировать поведение ребенка. Только без крайностей.

СЛОВА, КОТОРЫЕ ЛУЧШЕ БЫ НЕ ЗНАТЬ
– Зацепинг – езда на ступеньках, поручнях любого транспорта, между вагонами железнодорожного транспорта.
– Трейнсерфинг – езда на крыше вагонов.
– Руфинг – незаконное проникновение на крыши высотных зданий.

С крыши вагона – в депо
Истинную заинтересованность в результате часто можно увидеть по новациям. Не просто исполнять обязанности «от» и «до», даже с хорошим рвением. А придумать нечто новое, полезное, на чем зиждется прогресс. Это касается и отдельного человека, и организаций. Человек может посадить цветы у общего подъезда, для близких устроить неожиданную экскурсию, предприятие – объявить акцию, учредить нечто благотворительное и т.д.

Несколько недель назад комиссия при главе округа по делам несовершеннолетних вызвала на заседание двоих пойманных «зацеперов» за вагоны электричек из Домодедово. Один из них старшеклассник, видный парень. Другой – негабаритный мальчик-с-пальчик, лет тринадцати. Выяснилось – оба захотели таким способом самоутвердиться, похвастать о достижениях приятелям, но более – в соцсетях. Не секрет, в Домодедово «зацеперы» есть. Не все они обнаружены, но и задержанных немало.

Осенью прошлого года комиссия по делам несовершеннолетних придумала неожиданный ход. Она совместно с управлением образования и администрациями школ (а именно школ, расположенных близко к железной дороге) стала формировать группы из бойких ребят и водить их на экскурсии в локомотивное депо. Руководство депо идею поддержало. На предприятии машинисты и инженеры показывают ребятам поезда и вагоны, рассказывают об их устройстве, о том, насколько опасна высокотехнологичная техника, об особенностях профессии. О том, какие сильнейшие эмоции испытывают машинисты, если чувствуют опасность для пассажиров или тех же «зацеперов». Экскурсии интересны и полезны, они заставляют школьников задуматься.

Эксперты в подростковом суицидальном явлении аспекту интернет-угроз отводят процент-полтора. Однако тенденция к росту отчетливо прослеживается. И бороться с ней надо всеми доступными методами и силами, чтобы не опоздать.

Будем считать, что введение уголовной ответственности за такие действия – своевременный шаг. Конечно, есть сложности: очень трудно устанавливать владельцев сайтов, ибо они, как правило, регистрируются в нероссийских зонах интернета, пока еще не очень четко отработана доказательная база. Но все это моменты уже оперативного реагирования, и они тоже должны постоянно совершенствоваться. Не обойтись здесь без контроля общественности, ведь многие вредоносные сайты и странички были заблокированы благодаря сообщениям неравнодушных граждан.

Михаил Панферов,
Фото – Игорь Моисеев

Михаил Иванович ПАНФЕРОВ, Игорь Николаевич МОИСЕЕВ