Хроника 1812 года | События и герои | Неделя cемнадцатая: Растерянность Наполеона и стратегия Кутузова

26 окт. 2017 г., 12:23

Просмотры: 743


Наполеон в заснеженной Москве перебирал планы, один другого фантастичнее, однако главной причиной для выбора направления отхода или удара была одна- больше в столице французские войска оставаться не могли. Русский император так и не дал ни одного ответа на многочисленные предложения мира, а армия Наполеона на глазах таяла под ударами партизан. Пора было уходить восвояси…
Хроника 1812 года | События и герои | Неделя cемнадцатая: Растерянность Наполеона и стратегия Кутузова

Тарутино, 1812 г. Худ. А.Ю. Аверьянов

205 лет 1812

Татьяна Андреева

До сих пор крайне мало и отрывочно рассказывается о той великой войне, которая длилась более полугода и стала временем великих жертв, подвига и славы, памяти событий, происходивших 205 лет назад, посвящен цикл исторических хроник главного редактора газеты «Домодедовские вести» - «Хроника 1812 года: Cобытия и герои»

ДОМОДЕДОВО, 26 октября  2017, ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ –  в этом году отмечается 205 лет отечественной войны 1812 года. Еженедельная хроника 1812 года, переносит наших читателей во времена исторических событий более, чем двухсот летней давности.

Судороги планов

На Москву начал падать первый снег. Он принес Наполеону дополнительные тревоги, ведь, пожалуй, впервые в жизни он не знал, что предпринять. Полный провал попыток переговоров поставил перед ним массу задач, которые были противоположны по сути. Продолжать войну и наступать? Если да, то в каком направлении- на юг или все же на север? Или перезимовать в Москве, принуждая русских к активным действиям? Но как тогда обеспечить армию продовольствием и фуражом? Не следует думать, что император стал готовить планы только сейчас. Его маршалы излагали свои еще при вступлении в Москву. Богарне предлагал немедленно идти на Петербург и принудить Александра к миру. Даву хотел идти на юго-запад и захватить тульский арсенал, калужское зерно и брянские литейные заводы. Ней настаивал на том, что после недельного отдыха нужно немедленно убираться из Москвы и отступать по старой дороге обратно к Смоленску. Рыжий храбрец как в воду глядел: уже совсем скоро, когда Наполеон бросит свою армию, именно маршал Мишель Ней героически пешком пройдет этот путь, отбивая своим арьергардом атаки русской армии и партизан. И выведет из России несколько тысяч заледенелых солдат- все, что останется от некогда «Великой» армии.

Медийные диверсии и пропаганда

Наполеон, выслушивая маршалов, мыслил глобально и пытался подорвать Российскую империю изнутри. Настоящие медийные проекты рождались в голове гения военной мысли, вытесняя оттуда стратегию и тактику. Представляя Россию как страну, где живет дикий народ- крестьяне, а дворянство лишь тонкой прослойкой цивилизации среди этих «скифских лесов», он искал варианты один другого фантастичнее. То поднять крестьян на бунт по примеру Пугачева, то привлечь малороссийских казаков, опираясь на «опыт» Мазепы. То татарам предлагал «идти на Казань», а с дворянами хотел заключить союз против Александра. Все «миссии» провалились-казаки отказались, татары тоже, крестьянский бунт сам Наполеон боялся не удержать, а с дворянами после сожженной Москвы разговаривать было вообще не о чем. В итоге патриотизм дворян оказался нисколько не меньшим крестьянской ненависти к завоевателям, а межнациональные вопросы были вообще битой картой.

На Санкт-Петербург? Нет, на Калугу!

Тем не менее, Наполеон больше не мог оттягивать принятие решения. Не забудем и того, что к Москве шли колонны подкреплений, и его армия могла увеличиться. Ее нужно было или кормить, или пускать в дело. 8 октября он вроде бы согласился с Богарне, и высказал предположение о целесообразности похода на Санкт-Петербург. Предполагалось оставить в Москве арьергард и двинуться на столицу Российской империи. Если Александр не пойдет на мирные переговоры, он планировал повернуть на Великие Луки, с тыла обрушиться на корпус Витгенштейна, разгромить его и соединиться с корпусами Сен-Сира и Макдональда. Однако пришло сообщение о бое на реке Чернишне, означавшее, что армия Кутузова найдена. Император тут же меняет план и соглашается с Даву. Он решает идти на Калуг, у чтобы разбить русскую армию. А дальше? Дальше действовать по обстоятельствам! Эти «судороги планов» показывают, что император впервые в жизни растерян и не знает, что делать. Ему нужна хоть какая- то победа для поднятия духа армии. И своего тоже.

Стратегическая ситуация на стороне Кутузова

Наполеон останавливает батальоны по дороге к Москве и дает приказ армии готовиться покинуть столицу. Попутно стали вывозить награбленные ценности. Тысячи повозок обоза набиваются церковной утварью, шубами и всем, что попадалось под руку. Тем временем Третья Западная армия (в конце августа Обсервационная армия Тормасова соединилась с Дунайской армией Чичагова) развивала успех, достигнутый в конце сентября. Она освободила территорию Волынской губернии от французов и оттеснила их за Буг. Чичагов, сменивший Тормасова (Александр вскоре отозвал последнего к Кутузову) на посту командующего армией, дал бои у Шебрина и Лихосельцев и двинулся на Брест-Литовск. Он создал серьезную угрозу тылам французов и таким образом общая стратегическая ситуация начала складываться в пользу России.

Ошибки Наполеона привели к тому, что мир не был заключен, французы застряли в Москве, линии снабжения армии были растянуты и подвергались ударам партизанских отрядов. Судьба кампании 1812 года должна была решиться в ближайшие недели под Москвой. Наполеон, решает двинуть армию на Тарутинский лагерь, разбить или отбросить русскую армию, занять Калугу с ее складами. Возможно, уничтожить тульский завод и отступать на Ельню и далее на Смоленск.


Барклай. Отпуск героя

В это время из Тарутинского лагеря, где полным ходом идет подготовка войск уезжает в отпуск Михаил Богданович Барклай- де- Толли. Фактически (хотя указа не было до сих пор!) отстраненный от командования с приходом Кутузова, не в силах вынести осуждения солдат и офицеров, морально опустошенный, много раз избежавший смерти, которую он, казалось, сам искал, Барклай едет в свое имение. В письме к жене он оценивает свою роль в войне, и мы не будем ничего добавлять к этим строкам, потому что они правдивы. В честности Барклая мы могли убедиться ранее не раз- «Чем бы дело ни кончилось, я всегда буду убеждён, что я делал всё необходимое для сохранения государства, и если у его величества ещё есть армия, способная угрожать врагу разгромом, то это моя заслуга. После многочисленных кровопролитных сражений, которыми я на каждом шагу задерживал врага и нанёс ему ощутимые потери, я передал армию князю Кутузову, когда он принял командование в таком состоянии, что она могла помериться силами со сколь угодно мощным врагом. Я её передал ему в ту минуту, когда я был исполнен самой твёрдой решимости ожидать на превосходной позиции атаку врага, и я был уверен, что отобью её. …Если в Бородинском сражении армия не была полностью и окончательно разбита — это моя заслуга, и убеждение в этом будет служить мне утешением до последней минуты жизни». Мы проследим за судьбой военачальника, стратегию которого Кутузов продолжил практически без изменений. Но если Кутузову это было возможно делать, то Барклаю того же самого не простили.

Продолжали свое дело партизаны и войсковые отряды. Громким делом стал штурм подмосковной Вереи- уездного города под Можайском. Сюда подошел войсковой партизанский отряд генерала Дорохова и бросился на штурм. 6-й вестфальский полк после кровопролитного боя был разгромлен, а рядовой Старостенко захватил знамя полка. Примерно в это же время партизанский отряд Кудашева уничтожил небольшой французский отряд недалеко от Москвы, у села Никольское.

Дорохов - герой

Герой войны генерал-лейтенант Иван Семенович Дорохов родился в Туле. После смерти отца- майора он остался сиротой и воспитывался в кадетском корпусе. Воевал поручиком с Суворовым при Рымнике и Фокшанах, затем в Польше. Отличился при штурме Праги. Бился с Наполеоном при Пултуске и Прейсиш-Эйлау. Ранен и контужен. В 1812 при Валутиной горе вновь ранен в руку. В Бородинской битве рубился у батареи Раевского с французскими кирасирами, проявив отчаянную храбрость. Командуя войсковым партизанским отрядом, громил целые гвардейские полки. Первым обнаружил и известил Кутузова о движении французов на Калугу. Участвовал в сражении при Малоярославце, где был очень серьезно ранен пулей навылет в ногу, из-за чего был вынужден покинуть военную службу. Умер он в 1815 году в родной Туле. Однако, согласно его предсмертной воле, Дорохов похоронен в Рождественском соборе освобождённой им от французов Подмосковной Вереи.

Вадим Черников,
Домодедовские вести

Елена Ильинична Хлюпина