Хроника 1812 года: Cобытия и герои. Неделя одиннадцатая. «Приехал Кутузов бить французов»

27 авг. 2017 г., 9:25

Просмотры: 867


Русские войска, отбивая упорные атаки французов в арьергардных боях организованно, но неотвратимо отступали
война, история, домодедовскоеиа, хроника, гжатск

В. Фабер дю Фор

война, история, домодедовскоеиа, хроника, гжатск

205 лет 1812

Татьяна Андреева

ДОМОДЕДОВО, 27 августа 2017, ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ – После многих ожесточенных сражений, когда неприятель был побеждён или, по крайней мере, не победил, армия готова была дать генеральное сражение и умереть. Сдача Смоленска осталась незаживающей раной на сердце каждого офицера и солдата. Недовольство Барклаем-де-Толли, которого стали называть «Болтай да и только», достигло крайних пределов. Багратион затеял дело о приставлении к нему якобы Барклаевского шпиона.

В этой обстановке всеобщего недовольства перед императором встал вопрос о назначении нового главнокомандующего. Ему пишут все, фразы звучат возвышенно: «глас общий взывает: пустите героя вперёд», «Москва желает, чтобы командовал Кутузов и двинул ваши войска», а Ростопчин подводит итог безжалостной фразой «Армия и Москва доведены до отчаяния слабостью и бездействием военного министра…»

Михаил КутузовВсе были за Кутузова, что Александр отлично понимал. Он месяцем ранее назначил его командовать ополчениями обеих столиц и дал титул князя, внимательно наблюдая за настроением в обществе. Дело в том, что Александр и Кутузов взаимно терпеть друг друга не могли, особенно после катастрофы под Аустерлицем, когда опытный генерал советовал императору не начинать заведомо проигрышного сражения. Император тянул с назначением, сколь это было возможно, пока народ не стал ходить за Кутузовым по пятам по всему Петербургу.

На заседании чрезвычайного комитета Александр заручился и поддержкой всей знати, после чего провозгласил Кутузова новым главнокомандующим. Манифест императора заканчивался так:

«Избирая вас для сего важного дела, Я прошу Всемогущего Бога, да благословит деяния ваши к славе Российского Оружия, и да оправдает тем счастливые надежды, которые Отечество на вас возлагает».

Опытный не только генерал, но и царедворец Кутузов постарался, чтобы его слова «для тесного круга родных» остались в истории:

«Я не оробел, и с помощью Божией надеюсь успеть, но, слушая Государя, я был растроган новым назначением моим».

Проводы 68-летнего князя в Санкт-Петербурге прошли у Казанского собора, где Кутузов плакал и молился, а народ взывал к нему «Отец наш, останови лютого ворога, низложи змия!» Жить и служить Отечеству ему оставалось чуть больше семи месяцев. Именно в Казанском соборе через восемь месяцев будут погребены останки этого великого полководца.

Пока Кутузов ехал к армии, Наполеон в разговоре с плененным Тучковым снова поднял вопрос о переговорах со словами «когда-нибудь надобно же кончить». Нам сегодня будет интересным как, Наполеон подчеркивал, что это Россия начала войну. А он лишь шёл за обстоятельствами. Времена идут, а методы пропагандистской войны остались прежними. Тем более что Наполеон сразу же добавил угрозу занять и разорить Москву (запомним и эту фразу!), что станет бесчестьем для русских. Тучков ответил, что всё в воле императора Александра и аудиенция окончилась возвращением израненному генералу шпаги и отправлением в Париж на лечение. Бои тем временем продолжались.

В ночь на 25 августа две русские армии тремя колонами начали отступать к Вязьме. Отбив атаки у сел Беломирское и Лужки, армии вновь соединились в Вязьме, где немедленно вступили в сражение с авангардами французов. Арьергарды Розена и Крейца героически сдержали натиск у сел Поляново и Щелканово, предоставив армиям время для передислокации. Третья резервная армия Тормасова тем временем завязала 18-часовое сражение у Выжи с австро-саксонским корпусом бывшего и будущего союзника Шварценберга. Основные русские силы уже находились в Вязьме, постепенно подходили и героически прикрывавшие их отход арьергарды. Отряд генерала Коновницына, двигавшийся по большой Смоленской дороге, настиг Мюрат и навязал упорный бой у села Митьково, в ходе которого с русской стороны отличился Курляндский драгунский полк, а французы вновь были остановлены.

В такой обстановке 29 августа в Царево-Займище в армию прибыл Кутузов, встреченный солдатами и нижними чинами с восторгом. А вот среди генералитета назначение опытного как полководца, так и поднаторевшего в дворцовых интригах князя такого единодушия отнюдь не вызывало. Совсем иначе относились к Кутузову генералы. Барклай-де-Толли, скрывая недовольство, с достоинством воспринял назначение нового главнокомандующего.

«Счастливый ли это выбор, только Богу известно. Что касается меня, то патриотизм исключает всякое чувство оскорбления», – написал он жене.

Однако такие герои как Раевский, Дохтуров, Милорадович и Коновницын знали не только Кутузова-полководца, но и Кутузова-царедворца и не особенно обрадовались. Во главе новой, но всё так же «недовольной» партии стоял всё тот же Багратион. Теме не менее все признавали, что назначение Кутузова вознесло боевой дух русской армии до небес.

Пётр КоновницынГерои войны. Пётр Коновницын
Граф, генерал от инфантерии. Родился в городе Пскове в семье подпоручика Преображенского лейб-гвардии полка и вел родословную от древнего дворянского рода Андрея Кобыля – родоначальника императорского дома Романовых. Отличился в польской и шведской войнах. В войне 1812 года принимал участие в многочисленных сражениях при Островно, Валутиной горе, защищал Малаховские ворота Смоленска, сдерживал атаки под Гриднево и Гжатском. Неоднократно ранен. При Бородино, сменив раненного Багратиона, организовал оборону флешей. Был дважды контужен. Резко протестовал против оставления Москвы. Сражался под Тарутином и Малоярославцем. В компании 1813 года снова тяжело ранен в сражении под Лютценом. В 1815 году занял пост военного министра, но через четыре года из-за многочисленных старых ран ушёл в отставку по здоровью. Скончался в 1822 г. в родовом имении, где и похоронен.

Вадим Черников,
в иллюстрации материала использованы картины:
«Гжатск, 5 сентября 1812 года» В. Фабера дю Фора, «Портрет князя М.И. Кутузова-Смоленского» художника Р. Волкова и «Портрет Петра Петровича Коновницына» кисти Д. Доу

Елена Ильинична Хлюпина, Вакант