Рождество Христово

07 янв. 2019 г., 9:59

Просмотры: 245


Праздник Рождества Христова отмечается 7 января (25 декабря по Старому стилю) и считается главным среди церковных торжеств первой половины года. Рождеству предшествует сорокадневный пост, оканчивающийся 6 января Рождественским сочельником – особенно строгим днем, по обычаю которого православные христиане не вкушают пищи «до первой звезды». Единственным продуктом, дозволяемым в конце этого дня, является Сочиво – вареная пшеница с медом. Отсюда и название: Сочельник. В ночь с 6 на 7 января во многих храмах городского округа Домодедово пройдут торжественные ночные богослужения. Праздник не заканчивается одним днем. Вся следующая неделя считается праздничной, «святой неделей» - Святками. О предыстории и смысле Рождества Христова в материале корреспондента издания «Домодедовские Вести» Александра Ильинского.

Далекая провинция

Весной 64 года до Нашей Эры, вмешавшись в спор местных царьков, римляне, под предлогом установления мира и порядка, присоединили к своей Империи Палестину. Эта земля издревле была ключом всего Ближнего Востока. Сюда сходились торговые пути из Египта, Греции, Месопотамии и Индии. Палестина была удобным плацдармом для удара по главным конкурентам римлян в Азии – персам.

Главное, что удивило римлян, была вера аборигенов. Римские историки с удивлением писали, что иудеи почитают только Одного Бога. Местным жителям был абсолютно чужд религиозный синкретизм, они категорически отказывались почитать многочисленных богов Олимпа, а что важнее – главную «скрепу» Римской Империи: Божественного Императора. Идея о Единой Первопричине бытия была достоянием лучших из античных философов. А тут римляне столкнулись с целым народом, который эту идею исповедовал. Обладание Палестиной было настолько нужно Империи, что римская власть не решилась что-либо менять в религиозной жизни народа. Землю разделили на несколько областей, над которыми поставили номинальных правителей из местных семей. Реальная власть и общее управление новой провинцией было передано прокураторам – генералам, которые опираясь на воинскую силу, контролировали политический процесс. Прокураторы, в свою очередь, подчинялись префектам Малой Азии – полномочным представителям Императора. К 4 году до Нашей Эры римляне настолько укрепились в Палестине, что решились ввести подушный налог. Для уточнения количества жителей провинции, было решено провести Ценз - перепись населения.

Мир в ожидании перемен

К этому времени римляне очутились в состоянии острого духовного кризиса. Старые верования и мифы вызывали у образованных людей откровенную насмешку. Религия превратилась в гражданский институт, внешняя лояльность к которому приравнивалась к

патриотизму. Был воскрешен материализм Эпикура и Демокрита, который рассматривал Вселенную как случайное сочленение мельчайших частиц, обреченное на распад и уничтожение. «Осень мира» - так назвал поэт Лукреций надвигающуюся катастрофу в своей поэме «О причине вещей». Раз все катится под откос, то вывод римляне сделали своеобразный: «бери от жизни все!». Пиры сменялись сексуальными оргиями, разводы и самоубийства стали нормой общественной жизни.

Но не все были готовы принять собственную жизнь, как абсолютную бессмыслицу. Римляне попытались заполнить духовный вакуум импортом чужих религиозных культов. Египетская Исида и персидский бог Митра, фригийская Кибела и греческие мистерии – все это обильно приправлялось магией, ворожбой и астрологией. Оккультные увлечения захватили все слои общества. Над Римом звучали серебряные колокола буддийских ступ, хриплые трубы звали в храмы персидских огнепоклонников. Стоики, киники и эпикурейцы предлагали разные способы утоления человеческой религиозной жажды. Философы пытались добраться до Первопричины бытия, иудейские общины молились Единому Богу, даосисты изрекали парадоксы о непостижимом Дао. А за воротами Вечного Города грозная поступь железных римских легионов заставляла содрогаться землю.

В этом хаосе мистицизма и поверхностной религиозности то там, то здесь вспыхивала надежда, что появится, наконец, тот, кто выведет человеческую мысль из лабиринта. Индуисты ждали очередное воплощение бога Вишну, буддисты – Будду Майтрейю, поэт Вергилий писал о Младенце, который откроет новую Сатурнову Эру, а иудеи чаяли Мессию, которого на греческий лад в Риме называли Христом. Шепотом передавались предсказания легендарных Сивилл о человеке, способным уничтожить Империю. Тацит пишет о таинственном Избавителе, которого ждут народы Востока в Иерусалиме. Кто-то представлял его в виде грозного завоевателя, каким был Александр Македонский. Другие – в виде вдохновенного религиозного реформатора. Третьи – как великого мага и чудотворца. Но все сходились в одном: рождение такого властителя не может пройти незаметно. Он должен родиться в блеске золота и быть с первого облачен в багряные царские одежды. «Как солнце восходит на востоке и бывает видно до запада, - говорили древние, - таким будет явление этого человека».

 

Тихий свет Рождества

Тем временем в далекой Палестине шла перепись населения. В двадцатый год правления римского императора Августа каждая иудейская семья была обязана прийти на землю предков, что бы там встать на учет «налоговых органов». По всей Палестине потянулись караваны путешественников.

Вифлеем – можно считать пригородом Иерусалима. Издревле здесь находились государственные запасы хлеба на случай военных действий. Отсюда и название городка. Вифлеем переводится как «Дом хлеба». Этот населенный пункт был родиной царя Давида. Сам царь давно стал легендой, а большинство его многочисленных потомков обеднели до состояния простых ремесленников и крестьян. Именно туда пребывают двое неприметных путников. Мужчина по имени Иосиф ведет на поводе ослика. Ослик застелен ковром, а на

ковре сидит Женщина на последнем месяце беременности. Ее имя прогремит в веках – Мария. Но пока до этого далеко. Городок переполнен людьми, которые пришли на Перепись. Заняты не только гостиницы, но и частные дома. Поэтому, путникам с трудом удается устроиться в вертепе – сезонном загоне для скота. Здесь, под шум ночного дождя, среди фырканья сонной домашней скотины, при тусклом свете простой свечи совершится то, о чем грезили поколения людей – Рождество Христово.

 

Выбор Рождества

Почему до сих пор человеческую душу так волнует сказание евангелистов о Младенце, который родился не в царском дворце, а под убогой крышей хлева? Нет, дело здесь не в запахе ели и тихо падающем снеге за окном, которые ассоциируются с детством. Сейчас их больше соотносят с праздником Нового года, чем с Рождеством Христовым. Просто вдруг оказывается, что миру насилия, грохоту бесчисленных железных легионов и танковых армад, миру ненависти и самодовольной сытости может бросить вызов не другая равная сила, а слабый беззащитный Ребенок. Бог произносит Свое слово не в громе и молнии, а в молчании. Это молчание Вифлеемской ночи, пропахшей сыростью меловых холмов и ароматом луговых трав. Это тайна человеческой свободы и выбора.

Как тогда – в переполненном городке, Христос приходит к каждому. И как часто человек отводит Ему место не под крышей дома, а в лучшем случае – на задворках жизни! К скольким душам и теперь стучится Христос, но они испуганно затворяют свои двери? Способен ли ты разделить с другим человеком его тревоги, поступиться своим устоявшимся мирком и уютом? Можешь ли ты принять мужество веры и сомнение надежды? Любовь для тебя – просто слово или призыв к действию? Посмотри: другие, напротив, только услышав о Христе - спешат Ему навстречу, словно те пастухи, которые ночевали в окрестностях Вифлеема. Не всякому за суетой и житейским шумом дано услышать пение Ангелов. А они – услышали! Как важно бывает человеку оторвать взгляд от земли, что бы взглянуть на Небо! Кто знает, может быть там он вдруг увидит Звезду – ту самую, которая привела волхвов из далекой Персии ко Спасителю мира? Путь человеческого разума тернист и долог, как путь волхвов-звездочетов. Но если человек честен и идет за знанием искренно, этот путь обязательно приведет его к Создателю всего сущего – к Богу. Наконец, последний урок Рождества. Царь Ирод – представитель земной власти. Он вполне готов признать, что Христос – Мессия. Он вполне допускает существование Бога. Но и это не мешает исполнению его кровавых замыслов. Он защищает свою власть и свой эгоизм любым путем – даже через насилие и преступление.

«Христос рождается – славите! Христос с Небес – встречайте!» - поется в церковном песнопении. «Как Его встретишь ты? – словно задает вопрос евангельский рассказ о Рождестве Христовом, - Ты его встретишь как пастухи? Как волхвы или царь Ирод?». Под перезвон рождественских колоколов пусть сегодня на этот вопрос каждый ответит сам.

С Праздником, дорогие домодедовцы!

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц