Страстная Седмица: с Великого Четверга по Великую Пятницу

26 апр. 2019 г., 7:39

Просмотры: 713


С понедельника 22 апреля 2019 года для всех православных христиан началась Страстная Седмица – неделя, завершающаяся праздником Святой Пасхи, Светлым Христовым Воскресением.

Во всех храмах пройдут богослужения, посвященные этим дням, которые в церковной традиции называются «Великими». Каждый из этих дней посвящен последним земным дням жизни Иисуса Христа, Его добровольному страданию и восшествию на Крест. На церковно-славянском языке слово «страсть» - означает «страдание». Отсюда и название предпасхальных дней - Страстная седмица.

В Великий Четверг 25 апреля будет вспоминаться Тайная Вечеря – пасхальная трапеза Господа с учениками, на котором Он установил Таинство Евхаристии - Святое Причастие. На литургии, которая совершается утром, все православные христиане стараются причаститься. А вечером служится особое богослужение, в которое входят 12 отрывков из Евангелия, повествующих о Страстях Христовых. В прежние времена именно к Великому Четвергу заканчивалась всякая уборка в домах христиан. Просто для того, чтобы ничто не отвлекало верующих от молитвенной сосредоточенности дней грядущих. А потому, второе название этого дня – Чистый Четверг.

Великая Пятница 26 апреля – является самым скорбным днем церковного года. На богослужении Церковь вспоминает о страданиях Христа и Его крестной смерти. Вечером этого дня в храмах совершается служба Погребения Христа и на середину храмов для поклонения православных христиан выносятся Плащаницы, с изображениями покоящегося во гробе Спасителя.

О драматических событиях в Иерусалиме весной 30 года н э рассказывают все четыре евангелиста. Картина отчасти дополняется письмами апостолов – посланиями, написанными в ближайшие годы после Воскресения Христова.

Великий Четверг

В ночь со среды на четверг Иерусалим спит. Лишь в маленькой горнице на окраине иудейской столицы зажжены светильники. Вокруг стола в молчании сидят Двенадцать.

«Один из вас, - вдруг говорит Христос, - предаст Меня». Ученики с ужасом переглядываются, звучат испуганные вопросы: «Не я ли?»

Вдруг Иуда стремительно встает со своего места и скрывается в темноте распахнутой двери.

Не спят и члены Верховного иудейского суда - Синедриона. Религиозные вожди тщательно готовят операцию по аресту галилейского Пророка. Во дворе специально подготовленное воинское подразделение ждет приказа…

Иисус разламывает хлеб и дает его апостолам:

«Примите, вкусите! Это – Тело Мое…». И подает Чашу: «Пейте от Нее все. Это Кровь Моя – Нового Завета…».

И сколько не прошло бы после Тайной Вечери веков и тысячелетий, Церковь на литургии Великого Четверга, на каждой литургии не просто вспоминает о происшедшем некогда событии. Нет, христиане оказываются в той самой Сионской горнице и участвуют в той самой трапезе, получая из рук Спасителя эту Тайну, эту причастность Самому Христу.

«Да не смущается сердце ваше... – тихо говорит Христос. - Заповедь новую даю

вам, да любите друг друга, как Я возлюбил вас».

В ближайшие несколько часов станет ясно – как Он возлюбил каждого человека…

С пением пасхального псалма, апостолы один за другим покидают дом. Иисус идет в масличный Гефсиманский сад. Там в тишине Он молится. Молится так, что по словам одного из евангелистов, кровавый пот проступает у Него на челе. А ученики, сморенные усталостью, спят. Лишь трое из них, превозмогая усталость, сквозь забытье слышат Его голос: «Авва, Отче!... Пронеси чашу сию мимо Меня, но не чего Я хочу, а чего Ты...»

Между тем отряд стражников уже близко. Впереди в свете факелов - Иуда: «Кого я поцелую. Того и берите». Воины идут между деревьями и окружают спящих апостолов и молящегося Иисуса. Предатель бросается ко Христу и целует Его: «Здравствуй, Равви!» «Друг, - спокойно отвечает Христос, - поцелуем ли предаешь Сына Человеческого?»

Очнувшийся Петр бросается вперед с мечом. Но связанный Учитель не хочет кровопролития. «Теперь ваше время и власть тьмы», - бросает Он страже. И ученики, объятые ужасом, разбегаются куда глаза глядят…

В каждом храме, на вечерней службе «Двенадцати евангелий» будет звучать этот страшный рассказ очевидцев о предательстве Иуды, взятии Христа под стражу; о страшной ночи, в которую произойдет троекратное отречение Петра. Рассказ об издевательствах челяди над Узником и допросе первосвященника Кайафы. И после каждого из двенадцати евангельских отрывков хор вместе с молящимися в храме будет горько восклицать: «Слава Страстям Твоим, Господи!»

Великая Пятница

А затем настает утро пятницы. Прокуратор Иудеи, назло религиозным фанатикам готов отпустить Узника. Что ему за дело до внутренних иудейских распрей? Он допрашивает Задержанного и слышит: «Я пришел в мир, чтобы свидетельствовать об Истине». Пилат лишь усмехается: "Что есть истина?" Он не верит в то, что перед ним - Истина, Путь и Вечная Жизнь. Он видит избитого Философа. Его вера – это власть золота. Его путь – в лязге мечей римских легионов. Его жизнь – в милости императора, которая Пилату дороже всех истин на свете. А потому, когда обвинители говорят, что этот Назарянин выдает Себя за Царя Иудейского, он умывает руки. Ибо в его представлении нет и не может быть никакого Царя – кроме «божественного» кесаря.

Христа подвергают бичеванию. А затем предают мучительной казни, предназначенной для рабов – распятию на Кресте. Ученики прячутся – кто где. Для них приговор, вынесенный Учителю – катастрофа и конец всем надеждам. Над головой Распятого издевательская надпись: «Иисус Назарянин – Царь Иудейский». В одиночестве, с высоты Креста встречает Он надвигающийся мрак. Согласно повествованию евангелистов, содрогаются небо и земля. Солнце скрыло свой лик, и темнота покрыла Голгофский холм. Сам Божественный Агнец приносит Себя в жертву. А вокруг Него лишь глумящаяся толпа, которая всего несколько дней назад кричала Ему «Осанна!». Через три часа

мучительной агонии Христос умирает. Умирает вместе со всеми пережившими муки и смерть, разделяя с каждым из людей последний ужас конца...

Лишь римскому сотнику Лонгину, в самый последний момент приоткрывается нечто. Он видит то, что невозможно передать никакими словами… И этот видавший виды солдат восклицает: «Истинно, что Сей Человек – Сын Бога».

В Великую Пятницу Литургию не служат. Так Церковь встречает скорбь смерти Спасителя мира.

Римский закон не мстил мертвым. Поэтому Пилат охотно дал разрешение двум богатым иудеям – Иосифу из города Аримофеи и фарисею Никодиму – похоронить Казненного до наступления времени субботнего покоя. Спешно совершив положенные молитвы, они завернули тело Иисуса в плащаницу, пропитанную восточными ароматами, и, положив в пещерной гробнице, завалили ее камнем. Духовные власти, словно продолжая бояться Иисуса, в тот же вечер приставили к гробнице стражу и опечатали ее. Иерусалим погружался в ночь…

В память об этих событиях, во всех православных храмах в вечер Великой Пятницы совершается служба Погребения Спасителя. В конце службы под скорбное пение священники выносят из церкви Плащаницу с изображением лежащего во гробе Христа и медленно обносят ее вокруг храма. Этот момент запечатлен в известном стихотворении Бориса Пастернака «На Страстной»:

 

Еще кругом ночная мгла. Еще так рано в мире, Что звездам в небе нет числа, И каждая, как день, светла, И если бы земля могла, Она бы Пасху проспала Под чтение Псалтыри.

Еще кругом ночная мгла. Такая рань на свете, Что площадь вечностью легла От перекрестка до угла, И до рассвета и тепла Еще тысячелетье. Еще земля голым-гола, И ей ночами не в чем Раскачивать колокола И вторить с воли певчим.

И со Страстного четверга Вплоть до Страстной субботы Вода буравит берега И вьет водовороты. И лес раздет и непокрыт, И на Страстях Христовых, Как строй молящихся, стоит Толпой стволов сосновых.

А в городе, на небольшом Пространстве, как на сходке, Деревья смотрят нагишом В церковные решетки.

И взгляд их ужасом объят. Понятна их тревога. Сады выходят из оград, Колеблется земли уклад: Они хоронят Бога. И видят свет у царских врат, И черный плат, и свечек ряд, Заплаканные лица — И вдруг навстречу крестный ход Выходит с плащаницей, И две березы у ворот Должны посторониться.

И шествие обходит двор По краю тротуара, И вносит с улицы в притвор Весну, весенний разговор И воздух с привкусом просфор И вешнего угара. И март разбрасывает снег На паперти толпе калек, Как будто вышел Человек, И вынес, и открыл ковчег, И все до нитки роздал.

И пенье длится до зари, И, нарыдавшись вдосталь, Доходят тише изнутри На пустыри под фонари Псалтирь или Апостол.

Но в полночь смолкнут тварь и плоть, Заслышав слух весенний, Что только-только распогодь, Смерть можно будет побороть Усильем Воскресенья.

Александр Сергеевич ИЛЬИНСКИЙ

Самое читаемое

24 часа
неделя
месяц