Домодедово

Яндекс.Погода

четверг, 16 августа

ясно+18 °C

Онлайн трансляция

Архиерей и бомбардир. История Сергиевского храма села Кишкино в Домодедово

25 февр. 2017 г., 9:35

Просмотры: 842


Домодедовская земля буквально усеяна бесценными жемчужинами усадеб, монастырей и древних храмов. Что-то восстанавливается у нас на глазах, что-то безвозвратно исчезает в бурьяне человеческого равнодушия. И все это – наша история, которая легендами, мифами и просто интересными рассказами делает более осмысленной сегодняшнюю жизнь жителей Домодедово….

vozroz1.jpg

ДОМОДЕДОВО, 25 февраля 2017 года. ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ – Если ехать из Москвы от Павелецкого вокзала до станции Барыбино, далее автобус №60 довезет вас до села Кишкино домодедовского округа...

Сергиевский храм села изначально упоминается в начале пятнадцатого века. Двоюродный брат Благоверного Великого князя Дмитрия Донского Владимир Андреевич Храбрый оставил Кишкинскую слободу по завещанию своему младшему сыну Андрею. Постепенно хозяева менялись, а по причине того, что род Рюриковичей-Челядино прервался, Петр I пожаловал имение бригадиру-поручику Преображенского полка Григорию Скорнякову. Сам государь сослуживца не жаловал, тем более, что до него доходили слухи о вздорной и скандальной жизни супругов Скорняковых. Проще говоря, Скорняковы жили как кошка с собакой. По таким случаям со всемилостивейшим прошением о разводе требовалось обращаться непосредственно к государю. Но на государей Романовых словно мор какой-то нашел. То Петр I умирает в холодном Петербурге, то его супруга Екатерина I умирает от скоротечной горячки, то наследник престола Петр II не доживает до совершеннолетия, в общем, всем стало не до принятия разводных бумаг и гонцов с такими бумагами отсылали восвояси.

Единственным человеком - и каким человеком! – часто приезжавший к Скорняковым был давний знакомый отставного бомбардира по Санкт-Петербургу архиепископ Московский Амвросий. Придворная жизнь в Санкт-Петербурге сблизила когда-то молодых людей. Какая-то тяга была у архиепископа к этой семье, которой он приходился дальним родственником. И супруги всегда были рады принимать сановитого гостя. Тем более, что архиепископ был человеком простых и широких взглядов. Привозил на радость дворовой детворе и самим помещикам разные иноземные диковинки. Это было множество увеличительных стекол, мелкоскопов и телескопов. Детвору он баловал яблоками, разрезанными таким мудреным образом, что на кожуре не было и следов порезов. Заводные солдатики маршировали по пропыленной помещичьей усадьбе, а мелкие пушки выстреливали в воздух петардами и шутихами. Мужа и жену Скорняковых он радовал расшитыми бисером кокошниками и золотыми табакерками. Казалось, что с приездом преосвященного Амвросия в дом входила радость.

При этом, он не забывал истового московского благочестия, молился по много часов в день и часами занимался в остекленной беседке чтением и научными изысканиями, заваленный книжной премудростию, остролябиями, мелкоскопами, глобусами. Единственным камнем преткновения в отношениях архиепископа Амвросия и четы Скорняковых была бездетность супругов и поэтому супруги часто ссорились, чем отравляли жизнь архиепископовых приездов. Архиепископ Амвросий проводил с ними душеспасительные беседы о смирении, терпении и любви.

Одна из бесед чуть не подвела супругов под монастырь, причем, в самом прямом смысле этого слова. Однажды, после чая с вишневым вареньем и выпитой наливки глава семейства осторожно повел беседу о разводе. Брови владыки сразу нахмурились: «Так, Григорий Григорьевич, это дело государево!» - «Но видишь, высокопреосвященнейший владыко, мы уже и так, и эдак пытались…» «С дворовой девкой не уж то спутаться вздумал?!! - В голосе владыки зазвучали гробовые нотки - знавал вашего брата, Шереметьева, так ты туда же!» Внезапно Амвросий встал, да так, что чашки фамусовской работы полетели в стороны. «Будет вам развенчивание!!» - елейным голосом сказал преосвященный,- но только потом уж не жалуйтесь!» И он повел окрыленных супругов в домовую церковь. «Мундир надеть петровский, да чтоб со всеми орденами, - повелел владыка - а тебе, матушка, платье подвенечное с диадемой, которую на Таинстве Венчания одевали. При входе в церковь архиерейский громогласный «брысь» мгновенно разогнал свечниц, пономарей и разный праздный люд. Затаившихся на хорах певчих зоркий глаз его преосвященства не заметил, поэтому от них и дошли подробности всего происшедшего до нас. Поставив у аналоя мужа и жену, как положено, владыка в полном облачении, отверз Царские Врата и торжественно вынес массивное напрестольное Евангелие. По виду сие изделие ювелирно-прикладного искусства весило не меньше пуда. Остановившись у замершего по стойке смирно бомбардира, главы семейства, владыка громогласно произнес: «Григорий! Желаешь ли ты попрать перед Богом обеты по отношению к стоящей здесь женщины оберегать ее и быть с ней в радости и горе, в чести и бесчестьи и хочешь ли ты стать клятвопреступником?» - «Да!» - только и успел произнести петровский ветеран, как получил такой удар Евангелием по голове, что не сразу смог придти в себя. «А ты, раба Божия, готова ли попрать перед Богом обеты, данные по отношению к этому мужчине?» - «Да, преосвященнейший владыко!» Второй глухой удар раздался в церкви и мелкие бриллианты с диадемы весело запрыгали по плитам церкви. А владыка уже снова обратился к мужу и занес над ним Слово Божие. В этот раз удар пришелся не по голове, а по эполетам мундира и по орденам, которые тоже разлетелись в пух и прах, заодно посыпались и золотые пуговицы мундира. «Владыка! Доколе?!» – взмолились муж и жена. «Как доколе? - Взревел архиерей: сказано же в Евангелии – пока смерть не разлучит вас!» Горемычные супруги бросились из церкви, а вслед им гремело: «Говорили, храм ремонтировать не на что?! А вон, сколько побрякушек на полу валяется!» Пока супруги делали примочки, владыка сделал им подобающее внушение. Из своих «кровных» добавил тысячу червонцев, сказав, что коль затеют хорошее дело, то Господь порадует их ребеночком. А ведь вышло как по писанному.

В 1736 году в селе построили на каменном фундаменте церковь Успения Пресвятой Богородицы с колокольней. Владыка Амвросий часто наведывался к друзьям, не опуская случая давать как пастырское, так и денежное вспоможение. На его средства был вызолочен церковный алтарь и написаны иконы. Дело шло к строительству каменного храма.

Делу благотворительности и дружбы двух столь не похожих людей положило конец большая чума в Москве 1770-1772 гг. В 1771 году, с целью пресечения заразы архиепископом Амвросием, понимающем, что скопление народа способствует распространение заразы, был издан запрет на молебны у чудотворной иконы Боголюбской Богоматери у Варварских ворот Китай-Города. 15 сентября архиепископ приказал запечатать короб для приношений Боголюбской иконе. А саму икону трижды в день протирать раствором уксуса. Толпой это было принято за богохульство, лестница на икону была сломана, а солдат, протиравший образ, был убит. Это стало фитилем, поджегшим бочку с порохом. В Москве разразился бунт. В Чудовом монастыре ударили в набат. Погромщики сначала разгромили Чудов кремлевский монастырь, а затем взяли приступом Донской монастырь. Архиепископа Амвросия толпа разорвала буквально на куски. Толпа начала ломать карантинные заставы, больницы, убивать немецких докторов и жечь дома знати. Срочно назначенный в столицу генерал-поручик Еропкин вынужден был выставить пушки против восставшего народа. Еще через два дня прибыли воинские силы под командованием генерал-аншефа Георгия Орлова. Бурные столичные события не могли, конечно, не волновать жителей Кишкино. Везде стояли чумные заставы, сообщения по всей московской губернии были прерваны. Тем более, что московский чумной бунт грозился превратиться в настоящую пугачевщину и военные власти вели все меры для пресечения любого недовольства.

Но политика политикой, а в семействе Григория Григориевича Скорнякова действительно произошло долгожданное пополнение. Родился мальчик. И крестили его в той самой церкви, общее дело постройки которой и благословил архиепископ Амвросий.

В 1793 году нашлись и другие жертвователи для храма. Крестьянином села Ефимово Ивановым (!!) был пожертвован золоченый крест в человеческий рост. В 1868 году был устроен теплый предел во имя преподобного Сергия Радонежского. В 1888 году в селе открыли земское начальное училище. В 1901 году по проекту архитектора Валентина Корнеева построили кирпичную трапезную часть. В 1911 году на средства государства были произведены росписи храма, которые до сих пор частично  сохранились и радуют прихожан.

В советское время в 1930 году Сергиевский храм был закрыт новой властью. Настоятеля храма протоиерея Петра Любимова и Надежду Абакумову арестовали и расстреляли. В бывшем здании храма устроили магазин, в алтаре разместили склад. В 1960 году по решению местных властей бульдозерами снесли прилегающее к храму кладбище. Среди могил безвозвратно погибли захоронения Донского князя Владимира Андреевича Храброго, бояр Челядиновых и строителей и благотворителей храма Григория Скорнякова с семейством. Сейчас, с добрых помощью, началось восстановление эго древнего храма. В бытность императрицы Екатерины Великой в Россию приезжал знаменитый французский философ Дидро. Желая поддеть одного из русских архиереев, он начал с ним разговор ядовитой фразой «А знаете, владыко, Бога-то нет!» На что епископ ответил знаменитой фразой «Так, господин философ, это не вы первый сказали! Еще пять тысяч лет назад царь Давид изрек: «Рече безумный в сердце своем – несть Бог! Растлились и стали мерзкими пути его».

В 2009 году на средства собора Всех святых, в земле Российской просиявших города Домодедово была заново отстроена колокольня храма. Сегодня Сергиевская церковь села Кишкино оштукатурена и по крашена, заново сооружен украшенный маковкой и золотым крестом купол. В храме появилась удивительная акустика. Приходите слушать певчих…

Будем надеяться, что восстановление нашей Родины из таких маленьких приходов, как Сергиевский храм села Кишкино, возвратит былую славу и благолепие России. Ведь там где храмы – крепче семьи, упор делается не только на благочестие, но и на патриотическое воспитание. И что удивительно – сама земля расцветает. «Без Бога – все убого, - говорил известный святой IXX века Амвросий Оптинский, - Бог, Он даже смрадный ад – превращает в Райский Сад».

И история Сергиевского храма села Кишкино в Домодедово – яркий пример правоты этих слов.

Александр Ильинский
Фото – сайт Соборы. ру

Александр Сергеевич ИЛЬИНСКИЙ