Домодедово

Яндекс.Погода

среда, 19 декабря

небольшой снег-10 °C

Онлайн трансляция

«Директор молочных рек» Давид Гулько дал интервью «Домодедовским вестям»

20 авг. 2018 г., 15:00

Просмотры: 465


Давид Михайлович Гулько, директор племзавода «Барыбино», в Домодедово личность поистине легендарная

Пресс-служба главы г.о. Домодедово

На фото:  Давид Гулько с министром сельского хозяйства и продовольствия Московской области Андреем Разиным. Ноябрь 2017 года

ДОМОДЕДОВО, 20 августа, ДОМОДЕДОВСКИЕ ВЕСТИ – В декабре этого года у Давида Гулько памятная дата. Ровно пятьдесят лет назад молодой выпускник института имени Горячкина был распределен в качестве инженера-механика в один из самых отстающих подмосковных совхозов. Спустя полвека возглавляемое им хозяйство превратилось в визитную карточку Домодедово. О том, какой путь прошел за это время выпускник института вместе с вверенным ему хозяйством, без пяти минут юбиляр рассказал корреспонденту «Домодедовских вестей».

…Сначала он не хотел давать интервью. И предлагал встретиться с нынешним директором племзавода Хаченом Хачатряном.
– Руководит всем хозяйством и за все отвечает здесь Хачен Иванович, – сказал Гулько. – Вот у него и берите интервью.

– А вы за что отвечаете?
– Я при нем – консультант. И представитель акционеров. Каждое утро мы с ним встречаемся, обсуждаем текущие проблемы, обсуждаем план действий на день. Потом – по ситуации. Частенько выезжаю на землю, контролирую все стройки. Их у нас хватает.

– Вы начинали вместе?
– Хачен, как и я, пришел в Барыбино сразу после институтской скамьи. Так что он тоже абориген. Но помоложе и поэнергичней. Племхозу нужны молодые силы, молодые мозги, другая энергетика. Здесь нужен ежедневный присмотр, а мне уже семьдесят.

– А как получилось так, что вы, потомственный горожанин, всю жизнь провели на селе?
– Божий промысел. Родился я на Украине, школу оканчивал в городе Великие Луки. Уезжать от родителей не хотел, а в городе было всего три вуза – педагогический, сельхозинститут и филиал Ленинградского института инженеров транспорта. Я с детства мечтал стать инженером, но в транспортники меня не взяли из-за слабого зрения. Я пошел в сельхоз на инженерный факультет. Инженер – он ведь и в Африке инженер. Долго задерживаться на селе я не планировал тогда. Думал, найду себе что-то почище, попрестижней. А на втором курсе меня из Великих Лук как отличника учебы перевели в институт имени Горячкина в Москву (там на втором курсе была нехватка студентов). Я, естественно, не сопротивлялся. После окончания института был распределен в одно из самых отсталых хозяйств области – совхоз «Барыбино»…

– Который сейчас является одним из самых крупных и успешных хозяйств Подмосковья…
– Это было позже. А тогда племхоз представлял собой удручающее зрелище. Люди здесь жили довольно бедно. На фермах, да и в полеводстве – тяжелый ручной труд. Корма завозили на лошадях, раздавали вручную. Доили только в линейные установки, молокопровода не было. Доярки надрывались, работая с тележками и вилами, таскали тяжеленные корзины. Все это – по колено в жиже. С удалением навоза тогда постоянно была морока. Зарплаты были невысокие, люди жили сложно. Тогда мы еще не выдавали наборы продуктов, как сейчас, и у людей были проблемы с их «доставанием».

Я тоже целыми днями напролет работал в резиновых сапогах. Они стали моей второй кожей. Но я всегда говорил всем своим работникам: подождите, наступит тот день, когда мы будем в туфлях на работу ходить. Вот он и пришел. Даже комбайнеры у нас в туфлях пашут.

– Да, я видел. У вас в коровниках так чисто – впору коровам туфли надевать. Даже я перед входом в здание ноги по инерции вытер.

Борьба за «Ильинское»
– Давид Михайлович, в 60-е годы, когда хозяйство только вставало на ноги, вокруг Барыбино в районе было много так называемых показательных, опытных, учебно-опытных и прочих хозяйств. Их планировали сделать своеобразной витриной отечественного агропромышленного комплекса, поэтому в эти хозяйства закачивались колоссальные по тем временам бюджетные деньги…

– А получилось как раз наоборот – областным лидером стало рядовое «Барыбино», не имевшее по тем временам никаких льгот и преимуществ. Многих из тех хозяйств-»счастливчиков» постигло несчастье – они развалились, не справившись с рыночной вакханалией. У нас же ни одного года не было провального. Мы всегда шли в рост – когда все остальные вокруг нас катились в пропасть.

Было у нас, например, очень серьезное картофелеводческое опытно-производственное хозяйство Академии сельскохозяйственных наук «Ильинское». И был там хороший руководитель – Владимир Сальников. Он умер. И в «Ильинском» после его смерти началась подлинная кадровая чехарда. Директора менялись один за другим. Для хозяйства это стало настоящей катастрофой. Все здания разрушились, земли лесом заросли. Выглядело хозяйство словно после ковровой бомбардировки квадратно-гнездовым методом. Все, что не рухнуло, энергично разворовали и растащили по своим дачам и огородам бывшие местные работники. В результате всех этих махинаций и пертурбаций ОПХ было-таки доведено до банкротства. Казалось, этот корабль утонул навсегда. Но мы решили поднять его со дна и реанимировать, вдохнуть в мертвое «Ильинское» новую жизнь. Преследуя эту цель, мы посоветовали нашему якорному инвестору – группе «Коалко» – обратить на «Ильинское» обостренное внимание. Нас услышали. «Коалко» выкупило все долги хозяйства (а это ни много ни мало 100 миллионов рублей), а племхоз «Барыбино» взял землю в аренду на 49 лет. Это было очень непросто. Земля-то у нас – собственность государства. Для начала пришлось долго переводить ее в областную собственность, и только после этого арендовать. Этим делом занимался лично губернатор области.

В «Ильинском» есть специализированная ферма «Тишковская». На ней скота не было десять лет. Скот весь разбазарили. Просто засевали поля, и все. Ферма, казалось, навсегда исчезла с лица земли… Хочешь посмотреть, как она сейчас выглядит?
…Я хотел. И мы поехали на ферму.

IMG_2335_.jpg

Игорь МОИСЕЕВ / ДИАМО

«Тишковская»
На ферме работники специально для меня вытащили на свет белый плакат «Было – стало». На левой стороне плаката был наклеены фотографии фермы до начала ремонта. На правой – ее нынешний вид. Сказать, что перемена стала разительной – не сказать ничего. Это просто был другой пейзаж. Слева – руины как после бомбежки, справа – вполне современная ферма. Здесь не то что в туфлях – мы в коровники вместе с Гулько прямо на машине заезжали, как по асфальту Каширского шоссе. И проезжали между коров и телят. Коровник был беспривязочным – и представители самых разных пород спокойно расхаживали за загородкой, глазея на снимающего их непрошеного гостя. Кстати, сам коровник был бесфундаментным. Это – одно из многочисленных ноу-хау Гулько. Без фундамента строить проще, дешевле и быстрее. А для коров это принципиального значения не имеет. Наиболее продвинутые директора ферм этот опыт Гулько переняли очень быстро.

– Областные власти три года назад прилетели в Домодедово на вертолете, – вспоминает Давид Михайлович. – Показал им и поле, и ферму. Попросил помочь нам с дорогой. Там она позарез нужна – для упрощения логистики. Проверяющие задумались. После чего выставили встречное требование: доведешь поголовье до 2 тысяч голов скота – будет тебе дорога. А у нас пока 1200 (а до этого вообще было всего пятьсот). Больше там просто скотомест нет. Что ж, будем стараться.

– Вы на строительство берете какие-то кредиты, Давид Михайлович?
– Ни в коем случае. Строим только на свои – благо оборотные средства позволяют. Используем только свой коллектив и свою технику. Хорошо, люди наши нас во всем поддерживают…

Цели и задачи

Повышение генетического потенциала стада – ключевая задача племзавода. В 2003 году был зарегистрирован патент «Барыбинский тип черно-пестрого скота», внесенный в федеральный реестр селекционных достижений. За последние 10 лет поголовье крупного рогатого скота в племзаводе увеличилось с 7 800 до 10 тысяч голов, производство молока – с 19 203 тонн до 25 780 тонн, а площадь посевов возросла с 8 831 гектара до 11 894 гектаров.

Интенсификацией производства зерна племзавод «Барыбино» занялся в 2006 году. В результате валовой сбор зерновых в 2009 году составил более 22 тысяч тонн, урожайность – 53,1 центнера с гектара (больше, чем в житнице России – на Кубани).

«Инициатор революций»
Совхоз «Барыбино» был создан в апреле 1960 года на базе пяти маленьких колхозов и 1-й Михневской МТС. В каждом хозяйстве было максимум по 1500 гектаров пашни. Инициатором всех перемен и технологических революций (именно так сами работники племзавода называют те радикальные технологические перемены, которые произошли в хозяйстве) был молодой специалист, потом главный инженер, а потом и директор хозяйства Гулько. За годы его правления изменения в «Барыбино» произошли колоссальные. В 60-е годы в округе средняя урожайность зерновых была 7–8 центнеров с гектара. Это весьма посредственный результат (сами аграрники его называли казахстанским – столько собирали на казахстанской целине).

Тогда за стопудовый урожай (то есть всего 16 ц/га) руководителю хозяйства давали Героя Соцтруда.

– А мы в уже в 2009 году в «Барыбино» получили средний урожай зерновых более 50 центнеров с гектара, – говорит Давид Михайлович. – Это не казахстанский, а почти кубанский результат. Кубань же у нас считается витриной российского сельского хозяйства, житницей России. Это что касается урожая. Надои молока на корову тогда были 2,5–3 тонны в год. Мы же сейчас имеем по 7 тысяч килограммов от каждой коровы. А их у нас ни много ни мало 4 тысячи. Посчитайте...

– Посчитал. Это какое-то море разливанное молока. И оно наверняка выплескивается за пределы нашего округа…
– Да, мы много лет – лидеры в области по производству молочной продукции.

– Но за время вашего правления совхоз еще рекордно прирос землей…
– С момента образования совхоза у него было 5600 гектаров пашни. Сегодня – в два с лишним раза больше.

– А с чего началось приращение территорий? В Подмосковье ведь лишней земли нет. И никогда не было…
– Сначала мы присоединили Центральную опытную станцию Всесоюзного НИИ удобрений и агропочвоведения (ЦОС ВИУА). Позже – часть территории развалившегося хозяйства «Красный путь». Выкупили откормочный свинокомплекс, а с ним в нагрузку 70 гектаров земли, перестроили его в специализированный откормочник для бычков. Потом присоединили совхоз «Подхоженский» Серебряно-Прудского района. А это еще 5400 гектаров пашни. А в 2005 году – знаменитое хозяйство «Заря Подмосковья» (бывшую «Зарю коммунизма») и военный совхоз «Лобаново». Это еще 5300 гектаров. Вот и считайте…

В те же 90-е годы к нам пришел стратегический инвестор – компания «Коалко». Для нас это был подлинный подарок судьбы. С помощью компании мы полностью обновили парк нашей сельхозтехники, заменили устаревшие машины на более современные, широкозахватные, высокопроизводительные. Когда мы их приобретали, я был на седьмом небе от счастья.

Шесть лет назад мы ввели в строй современную ферму на 800 голов дойного стада. Она оснащена новейшим оборудованием с учетом нашего барыбинского ноу-хау, в частности по навозоудалению. Научились быстро навоз удалять – вот с тех пор в туфлях на работу и ходим.

К тому же нам досталась в «Заре Подмосковья» недостроенная ферма, мы ее тоже восстановили и оснастили новейшим оборудованием. Так что животноводство у нас сейчас на вполне себе современном, мировом уровне.

IMG_2118_.jpg

Игорь МОИСЕЕВ / ДИАМО

Награды

Племзавод «Барыбино» неоднократно удостаивался престижных зарубежных и российских наград, является лауреатом многих международных выставок.
– «Факел «Бирмингема» (1995 год) – международная награда;
– «Золотой колос» (1996 год) – награда Комитета по сельскому хозяйству Европейского союза;
– «Золотая осень»;
– «Звезды Подмосковья»;
– дипломы Всероссийского конкурса за лучшие показатели в развитии племенного животноводства;
– награды губернатора и правительства Московской области и администрации Домодедовского района;
– благодарность президента Российской Федерации Б. Ельцина – «За заслуги в развитии агропромышленного комплекса, увеличение производства зерна и другой сельскохозяйственной продукции в 1997 году».

«Джон Дир», «Грегуар-Бессон» и «Ксерион» переезжают в Барыбино
– Говорят, Гулько просто помешан на современной агротехнике…

– А это требование времени. Иначе полноценное развитие крупного хозяйства невозможно. Но работает она у нас по 10–12 лет, так что амортизация полная. Это тракторы «Джон Дир» (мощность – 375 лошадиных сил). Они полностью «закрывают» полевые операции и способные тянуть 12-корпусные плуги «Грегуар-Бессон», 12-метровые культиваторы «Стром». Есть у нас два мощных интегральных трактора «Ксерион» по 330 «лошадей». Это многофункциональные машины. И уборочная техника тоже вся современная, фирмы «Клаас». Так что и в полеводстве мы оснащены по высшему классу. Например, заготовку кормов ведут 6 комбайнов «Ягуар», отсюда очень высокие темпы и качество кормов. А это очень важно, поскольку мы отказались от выпаса скота и перешли на круглогодичный рацион. Поэтому резко возросли требования к заготавливаемым кормам.

Сегодня мы одни из самых крупных производителей молока в России (если брать в расчет хозяйства – юридические лица). В «Барыбино» каждый день производится 70–75 тонн молока, а за год – более 27 тысяч тонн.

– А кто у вас его покупает?
– Все «акулы» молочного рынка – «Данон», «Кампина», «Эрманн», «Вимм-Билль-Данн». Практически все наше молоко высшего класса.

Есть у нас и свой комбикормовый завод. Сейчас мы хотим его реконструировать и компьютеризировать, чтобы снять проблемы с рецептурами. Пока никак руки до этого не доходят, потому что присоединяем новые хозяйства, а значит, втягиваемся в новые проблемы. Получаем очередное разваленное хозяйство и вкладываем оборотные средства в его восстановление. И получается, что замораживаем собственные программы развития или сильно задерживаем их выполнение…

– Говорят, вы – убежденный сторонник крупных сельскохозяйственных производств?
– Абсолютно. К нам часто приезжают фермеры из-за границы. Я вижу, как они прикованы к своей земле. Оборотных средств немного, лишнего работника нанять не могут. В отпуск уйти – и то не могут. В крупных хозяйствах работник более свободен. Тут тебе и отпуск, и социалка, и все что хочешь.

IMG_2228_.jpg

Игорь МОИСЕЕВ / ДИАМО

– Я смотрю – вы силосную массу и сенажную массу в траншеях покрышками закрываете. Это тоже ваше ноу-хау?
– Я подсмотрел это у немцев. Траншеи закрываем двумя слоями пленки и придавливаем шинами. Как говорится, дешево и сердито. Получается очень герметично, что силосу и надо. Перевозим всю эту зеленую массу КамАЗами с прицепами, трамбуем «Кировцами». Кукурузу убирают «Ягуары». Они оборудованы приспособлениями для измельчения зерна в початках – корн-крекерами. Каждое зернышко сдавливается, что дает высокую поедаемость и перевариваемость корма. Наши коровы не пасутся, так что корм должен быть отменным.

Зарплаты и соцпакеты
– На какую сумму племхоз ежегодно сдает сельхозпродукции?
– В среднем за последние годы мы ежегодно реализуем сельхозпродукции на сумму около полумиллиарда рублей, стало быть, каждый наш работник в среднем за год производит сельхозпродукции на один миллион рублей. Ну а если взять наши лучшие коллективы, то эта цифра будет намного больше.

– А сколько у вас люди на руки получают?
– Средняя зарплата в племхозе – порядка 40 тысяч рублей. У лучших механизаторов в сезон получается и за 50. Но кроме этого предусмотрена натуральная оплата – производимыми в хозяйстве продуктами. Каждый работник у нас ежемесячно получает 30 литров молока, 5 килограммов мяса, 4 банки мясных консервов (у нас есть свой завод), по два килограмма творога, масла, сметаны. Плюс к этому раз в год мы выдаем по 10 килограммов гречки, 24 килограмма муки, 250 кг зерна и 1–2 кг меда... Неплохая прибавка к зарплате, не так ли?

Что касается личного благополучия, все оно – по труду. Все наши работники на сдельной оплате, все заинтересованы в хорошей работе. Сейчас в «Барыбино», по-моему, только ленивый не имеет своего автомобиля. Работники племхоза ездят на отдых за границу. У нас хороший дом культуры (мы сами его строили). В нем есть музыкальная школа, множество всевозможных кружков.

– Какие у вас самые насущные задачи на сегодняшний день?
– Надо успеть закончить уборку зерновых до озимого сева. Она у нас пока в самом разгаре. Скоро уже надо будет сеять. А техника нужна будет и там и там.

Техническое оснащение

На полях племзавода сегодня работает самая современная техника лучших зарубежных фирм:
– оборотные плуги французской Gregoire Besson;
– комбайны Mega и Jaguar немецкой Claas;
– культиваторы Finisher и Swifter чешской Strom;
– американские тракторы John Deer и немецкие Claas;
– миксеры раздачи кормов шведской DeLaval, голландской Peecon и итальянской Sgariboldi;
– погрузчики Merlo и JSB.

Люди-легенды
– Два последних острых вопроса, Давид Михайлович. Ваше хозяйство всегда набирало обороты – даже в самые смутные времена. В чем формула успеха? Почему у вас получается быть в лидерах, а у многих других – нет?

– Надо просто любить вверенное тебе хозяйство. Любить так, как мать свою любят. Тогда дело пойдет. А главная ценность хозяйства – это люди. Сейчас многие руководители приходят на должность царствовать и властвовать. Отсюда все проблемы.

– И все-таки: что вас, сугубо городского жителя, на полвека приковало к барыбинской земле?
– Люди. Они меня здесь задержали. Люди у нас просто удивительные. Живые легенды. Иван Яблочкин, Зинаида Волчанина, Сергей Ходаков… Жизнь каждого из них – пример и образец абсолютной самоотверженности, полной самоотдачи. Есть такая фраза: «Сгорю, служа Отечеству…». Это про них. Зинаида всю войну проработала на тракторе, была бригадиром лучшей в области тракторной бригады. Она трактор свой знала лучше многих мужчин-трактористов.

Они могли сделать что-то серьезное буквально из ничего. У Сергея Ходакова, помнится, в Торчихе, очень далеко от ближайших машинно-тракторных станций, сломался трактор. Ехать в МТС – два дня потерять. А какую-то деталь, похожую на поломанную, он где-то нашел. Но у нее надо было отпилить патрубок. А где в чистом поле и в заброшенной деревне взять пилу по металлу? Так вот он нашел в деревне косу, вручную зазубрил ее, сделал некое подобие пилы и отпилил ту трубку. Весь день пилил. А потом ночью вспахал все поле. Кремень, а не человек. Как говорил поэт, гвозди бы делать из этих людей.

Эти люди дали мне огромный заряд энергии. Ежедневное общение с ними настроило меня на принципиально иное видение мира. Это была колоссальная школа жизни – философская, мировоззренческая. Память о тех прекрасных минутах, когда мы были рядом и делали общее дело, до сих пор в моем сердце. Вот из-за них я и остался на барыбинской земле. И не пожалел об этом ни секунды…

Игорь Моисеев
Фото автора и пресс-службы главы г.о. Домодедово

Михаил Анатольевич ДЬЯЧЕНКО, Игорь Николаевич МОИСЕЕВ